Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

О любви и Боге

Так получилось, что эта моя юбилейная полуторатысячная заметка будет посвящена замечательной теме.

1. Бог
Начнем издалека -- с бунта против Бога, каковым явилась гносеологическая революция Просвещения. Люди взалкали свободы. Каким же образом Бог ограничивал их свободу? Он ограничил свободу людей совестью. Поскольку, как справедливо заметил Достоевский, когда Бога нет, то всё позволено, наиболее предприимчивые люди восстали против Бога, чтобы завоевать абсолютную свободу -- свободу жить без совести. В конечном итоге, главным мотивом их борьбы было обретение абсолютной власти -- и над природой, и над людьми.

Отказавшись от Бога и взамен вознеся человека на пьедестал, люди должны были придумать рациональное, то есть постигаемое умом человека, объяснение миру, который они уже не хотели объяснять существованием Высшего Разума. Теория эволюции Дарвина оказалась гениальным преодолением парадокса, состоявшего в том, что слепая стихия случая создает рациональный мир. Благодаря Дарвину стало возможно говорить, что, например, брови "сделаны" для того, чтобы дождевая вода не заливала глаза. При этом знающие люди понимали, что слово "сделаны" -- это всего лишь метафора: на самом деле они возникли в результате совершенно случайных изменений, закрепленных естественным отбором, и т.д.

Короче говоря, мир безбожника -- это мир рациональный: мир, в котором человек может растолковать все причины и следствия. Теория эволюции Дарвина оказалась конструктивным аргументом против бытия Бога. Однако, любое явление, которое человек объяснить не может, можно рассматривать как аргумент в пользу бытия Бога. Разумеется, не возможно доказать Его бытие, равно как не возможно доказать и обратное, но можно говорить об обстоятельствах, делающих существование Бога более или менее правдоподобным.

Я полагаю, что существование в человеке таких понятий, как любовь, справедливость, благородство и являются аргументами в пользу Бога, поскольку они совершенно иррациональны: люди не могут объяснить их существование сколько-нибудь убедительным образом; наоборот, их существование вопиюще противоречит теории эволюции Дарвина.

2. Любовь
Рассмотрим, к примеру, такое совершенно поразительное чувство, как любовь. Здесь я имею в виду не слепую любовь родителей к детям -- ее, пожалуй, можно объяснить инстинктом, способствующим сохранению вида и возникшим в процессе эволюции. Я имею в виду любовь между мужчиной и женщиной, и при этом любовь не родственную. Как охарактеризовать эту любовь? Циники назвали бы эту любовь "половой", то есть основанной на половом инстинкте и потребности к совокуплению, но это было бы, пожалуй, неправильно. Я думаю, половая потребность является лишь сопутствующим любви и не самым главным (а часто и вообще отсутствующим) обстоятельством. Любовь доводила людей до монашества и даже до самоубийства -- можно ли объяснить это лишь буйством половой потребности?! Другой аргумент независимости любви от секса -- гомосексуальная любовь, которая, осмелюсь предположить, может случиться и не у такого уж ярко выраженного гомосексуалиста.

Итак, любовь не объяснима: никто, в том числе и сам любящий, не может объяснить, почему именно предмет его любви является для него совершенно незаменимым. Этот факт находит отражение и в народной мудрости: "Любовь зла, полюбишь и козла", то есть любовь может возникнуть в вопиющем противоречии со всяким здравым смыслом. Далее, любовь зачастую возникает и вопреки дарвиновскому закону: любят не тех, с кем можно создать наиболее жизнеспособное потомство; например, любовь может возникнуть к человеку больному или бесплодному. Интересно отметить, что человеческая культура до самого недавнего времени полностью игнорировала любовь, точнее, ее отсутствие, в заключении брачных союзов: во всех социальных слоях браки обуславливались исключительно родителями исключительно из рациональных соображений. Это как раз и было дарвинизмом, начисто отрицающим любовь.

3. ... И тому подобное
Я думаю, к любви близко примыкает эстетическое чувство. Например, яркое оперение птиц-самцов, должное возбудить любовь самок, аппелирует, очевидно, к их, самок, эстетическому чувству, являясь при этом антидарвиновским, то есть нерациональным свойством: яркий самец более заметен не только самкам, но и хищникам.

Другой пример иррационального чувства -- чувство справедливости, нашедшее свое наиболее яркое воплощение в идеологии коммунизма. Это чувство предполагает ограничение своих прав и даже массовое самопожертвование, что уходит очень далеко от рациональных объяснений эволюционного происхождения морали как средства спасения большинства представителей вида путем животно-инстинктивного самопожертвования меньшинства. Против инстинктивного происхождения чувства справедливости говорит и то, что оно присуще далеко не всем представителям человеческого вида. Я думаю, идея коммунизма вызывала такую лютую ненависть западного обывателя именно потому, что он подсознательно чувствовал, что эта идея не от мира сего -- она даётся человеку свыше, и ненависть этого обывателя была обусловлена черной завистью: ему эта идея дана не была, то есть он осознавал себя человеком второго сорта.


4. Заключение
Итак, социальному дарвинизму не удалось растоптать самые светлые чувства человеческой души, а, значит, у нас нет для них никакого другого объяснения, кроме того, что они даны нам Богом, что и является аргументом в пользу Его бытия.
Tags: christianity, communism, culture, morality, religion
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 15 comments