Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Эволюция эволюции, или Еще раз про любовь

Зачин
На этот труд меня сподвигнул некто Александр Логинов -- завсегдатай гостевой альманаха Лебедь (псевдоним "БШ"), зоологический антисоветчик и циничный космополит (или, если можно так выразиться, патриот Западной Европы) лет 45-47, вероятно, неженатый и служащий, скорее всего, профессором русской словесности в каком-то университете Женевы. При всем своем цинизме он трогателен своим удивительно трепетным отношением к женщинам -- см. его рассказ Почтовый роман. А сегодня он написал (см. вторую ссылку (увы, эта цитата давно уже канула в Лету...)):
Только что взял томатный суп в буфете. Собрался уже уходить, как красивая девушка, лет двадцати двух, не более - срок завершения университета на уровне бакалавра - сказала мне: "Месье, осторожно. Вы свой суп прольете." Я посмотрел на нее - ну просто красавица - и сказал: "Вы - француженка?" Она мне ответила: "Да." Тогда я сказал: "Вы не просто француженка. Вы - француженка во всех отношениях. Во-первых, вы - прелестны...." - "Ah, vous etes tres gentil, monsieur" ("Ах, вы слишком добры, мсье") - сразу сказала она. "Вы не против, если мы с вами встретимся?" - по инерции сказал я. Она ответила: "Si vous voulez, monsieur". ("Если вам угодно, мсье.")

И вот этот ее ответ окатил меня, как ушат холодной воды, поскольку я понял, что девушка начала делать карьеру, и вопрос секса для нее равнозначен чашечке кофе. На Западе это - обычно. Со своей стороны я болезненно осознал, что я - просто старик. И ушел, голимый, со своим супом. Но до сих пор переживаю. Очень уж красивая была девушка.
Какая прелесть! Однако об этом -- в последнем разделе.

Эволюция 1.0, основанная на мутагенезе

Что нужно для эволюции? Изменчивость организмов и отбраковка некоторых из них по каким-то признакам. Те, что остались неотбракованными, называются "более приспособленными", или, попросту, более живучими. Предполагается, что эволюция способствует развитию вида в сторону большей живучести.

Сначала изменчивость организмов была обусловлена исключительно мутагенезом: случайные изменения в генетическом коде, связанные с радиацией, химическими агентами и т.п., в подавляющем большинстве фатальные, могли приводить к появлению полезных для выживания признаков, которые далее воспроизводились в потомках промутировавшего организма.

Предположим, у некоего организма в результате мутации возник улучшенный признак А, скажем, более длинные передние чувствилища. У другого организма возник улучшенный признак Б, скажем, более длинные задние чувствилища. Все потомки первого организма имели бы передние чувствилища лучшего качества, а потомки второго -- задние, но ни у кого из них не было бы двойного преимущества: выдающие чувствилища и сзади, и спереди! Точнее, для этого нужно было бы, чтобы у первого организма произошла бы еще и мутация, случившаяся со вторым, или наоборот. Но это -- очень мало вероятно -- это второй порядок малости по сравнению с начальными мутациями. (Если вероятность выиграть в лотерею -- одна тысячная, то вероятность выиграть в лотерею ДВА РАЗА -- одна миллионная.)

Эволюция 2.0, основанная на половом размножении

Итак, сначала организмы должны были вариться в своем собственном соку, и их эволюция была очень медленная и ограниченная. Они оставались очень примитивными, пока, в результате какой-то невероятной случайности, одноклеточные зародыши какого-то вида научились смешиваться, комбинируя свой генетический материал: возникло размножение в парах, приведшее к половой дифференции, которая колоссальным образом ускорила и усовершенствовала эволюцию.

Благодаря смешиванию генетического материала разных особей, все признаки, в том числе полезные для выживания, оказались ОБОБЩЕСТВЛЕНЫ, то есть, при наличии особи с полезным признаком А и особи с полезным признаком Б могла появиться особь, имеющая оба полезных признака -- и А, и Б! При этом полезные комбинации признаков возникали без всякого риска для жизни, чем радикально отличались от мутаций, и возникали они на порядки чаще, чем полезные мутации. Более того, как выяснилось позднее, эта рекомбинация признаков производилась нередко не без удовольствия!

Возникновение полового размножения, состоявшего в том, что новый организм возникал на основе генетического материала ДВУХ организмов, была тем поразительным скачком в скорости и разнообразии развития живого мира, который и привел, в конце концов, к появлению человека.

Теперь можно понять, почему возникло разделение вида на мужские и женские особи. Если бы вид оставался бы бесполым, то есть однородным, то взаимодействие двух одинаковых организмов никак не отличалось бы от взаимодействия организма с самим собой (да, мастурбация возникла задолго до времени оно...). В таком случае организм мог бы продолжать размножаться сам по себе. Чтобы заставить организм взаимодействовать с любым другим организмом, надо сделать так, чтобы другой организм непременно чем-то отличался, и это отличие должно быть необходимым для порождения потомка. Эволюция решила эту проблему самым экономным образом -- разделением вида всего на две категории -- мужскую и женскую, от которых требовалось отличаться хоть в чем-нибудь, но так, чтобы без этого отличия спаривание было не возможно.

С течением времени различие между этими категориями свелось к тому, что одна категория -- женская -- стала ответственна за вынашивание и выхаживание потомства, а другая -- мужская -- только лишь за оплодотворение.

Эволюция 3.0, основанная на эстетическом чувстве

Заметим, что до сих пор спаривание мужских и женских особей происходило полностью случайно -- полный промискуитет! Отбор качественных потомков осуществлялся a posteriori -- уже потом, после их рождения.

Следующий шаг на пути эволюционного прогресса -- включение отбора a priori, до рождения потомка. Для этого необходимо, чтобы потенциальная пара была способна оценить заранее, получится ли у нее хорошее потомство. Какое преимущество этим достигается? Жизненные ресурсы не тратятся на бесполезное для совершенствования потомство.

Представим себе, что в сообществе организмов есть один, условно говоря, самец, с каким-то выдающимся признаком. Вполне возможна ситуация, что всем самкам сообщества не составляет никакого труда спариться с этим самцом; другими словами, возможно, для них нет никакой разницы с точки зрения доступности в спаривании с этим альфа-самцом по сравнению со спариванием с любым другим. В этом случае возможность идентификации такого самца каждой самкой дает огромное преимущество в объеме порождения высококачественного потомства. Например, если в сообществе 100 самок и 100 самцов, из которых только один выдающийся, то самки, спаривающиеся случайно, будут получать ценное потомство только один раз из ста, а самки с хорошим вкусом будут рождать ценное потомство после каждого спаривания с выдающимся самцом!

Таким образом, перед эволюцией стала задача дать возможность самкам находить хороших самцов. Решение этой задачи потребовало усилий с обеих сторон: качественные самцы должны были выработать индикаторы их качественности, а самки -- способность делать выбор партнера на основании наличия этих индикаторов. Индикаторы эти, как мы знаем, оказались самых причудливых очертаний, например, в виде павлиньего хвоста. При этом способность самки распознавать эти индикаторы потребовало огромного скачка в развитии нервной системы самок. (Почему, в конце концов, самцы оказались умнее -- ума не приложу!)

Возникновение способности самок различать качества самцов, которую я назвал "эстетическим чувством" в виду того, что оно обычно основано на зрительных впечатлениях, привело к важному отличию в половом поведении самцов и самок. Отличие это связано с тем, что производить сперму, то есть одноклеточные организмы, несравнимо проще, чем производить новые организмы того же вида. Последнее требует гораздо больших материальных и энергетических затрат и гораздо больше времени. В результате ошибка самки в выборе хорошего партнера стоит гораздо дороже, чем ошибка самца. Последний лишь теряет немного спермы и несколько мгновений; самка же теряет много времени и сил на вынашивание, высиживание и выращивание негодного потомства.

Таким образом, от разборчивости самца в половых связях, практически, нет никакой выгоды для вида. Да, полезно для совершенствования вида, когда он оплодотворяет хороших самок, но, во многих случаях, безвредно, когда он оплодотворяет плохих.

Неразборчивость же самок, как показано на примере выше, может уменьшить их производительность хорошего потомства на несколько порядков -- скажем, в сто раз.

Отсюда следует замечательный вывод: целомудрие, как крайний случай половой разборчивости, является важным биологически обусловленным генетически закрепленным инстинктом самок. И это совершенно не так в случае самцов.

Эволюция 4.0, основанная на любви, или Анти-эволюция 1.0

Чем же так трогательно приведенное в начале сообщение антисоветчика Логинова? Столь знакомой нам с советских времен сакрализацией секса. Оно трогательно тем, что этот прожженый циник сокрушается оттого, что прекрасная французская девушка, вместо того, чтобы беречь свою красоту для особых случаев, обесценивает ее, раздавая кому попало. Почему Логинов сокрушается о нецеломудрии это девушки? Потому что ценность целомудрия -- это фундаментальная доисторическая ценность, закопанная глубоко в генетическом коде.

Впрочем, ценность целомудрия ясна и без привлечения теории эволюции. Секс -- это вопрос жизни и смерти. От секса может родиться жизнь, и качество этой жизни зависит от выбора, сделанного матерью. В то же время секс может нанести тяжелый ущерб здоровью или даже убить. Секс -- опасное развлечение, и даже в случае большой осмотрительности он может нести значительный риск.

Тем не менее, как это ни прискорбно, разум помог людям преодолеть такие мощные и важные инстинкты человека, как целомудрие и инстинкт самосохранения. Беспорядочный секс -- это грязное и непростительное надругательство над этими инстинктами; впрочем, грешники, как правило, так или иначе несут за него наказание. К сожалению, не только они.

Однако вернемся к эволюции.

Люди, благодаря наличию у них разума, получили возможность анализировать качества своих потенциальных партнеров в невообразимой в животном мире степени. Примитивное эстетическое чувство животных было вытеснено культурными предпочтениями. В то же время сильно изменился процесс отбора: человек научился жить более благополучно не путем совершенствования своего организма, а путем изменения окружающей среды!

Парадоксальным образом, его успехи в последнем стали приводить к его физической деградации. Искуственная, рукотворная эволюция привела к биологическому регрессу: к отбраковке лучших (гибель молодых здоровых мужчин в войнах) и сохранению худших (поддержание здоровья уродов). В самом деле, население самой богатой страны мира -- США -- является одним из самых нездоровых.

Человеческая анти-эволюция, к тому же, создает потенциал для полного уничтожения человечества, то есть для абсолютного регресса.

Можно предположить, что Бог, понимая, что эволюция человека себя исчерпала, и протянул ему Свою руку помощи в виде явления Иисуса. Человек Разумный, как оказывается, не может более полагаться ни на биологическую эволюцию, ни на культурную. Без огромной духовной работы, основанной на вере, человечество будет обречено. Впрочем, может быть, это и был замысел Бога -- хорошенького понемножку...
Tags: biology, christianity, life, literature, science, sex
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments