Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Это тяжкое слово "свобода", или Русский народ -- православный?

Некий фашистствующий молодчик ss_83 пишет про наши времена:

Христиан, разумеется, стало намного больше, чем при совке, поскольку наступила свобода вероисповедания. Факт. Однако, это не заслуга Ельцина, а заслуга русских политзаключённых, которые своим подвигом духовно сломили режим.

Ой ли? Я имею здесь в виду не вопрос о том, кто сломил советский режим; я сомневаюсь в утверждении, что христиан в России стало больше.

Казалось бы, все признаки налицо: циничная оккупационная власть в России щедро расточает награбленные у народа ресурсы на массовое строительство церквей -- ну как же обойтись без опиума для народа: для промывки мозгов телевизор -- хорошо, а с церквями -- лучше! Людоеды, начиная с Ельцина, простаивают теперь заутрени со свечками в руках. Просто благорастворение воздухов, если, конечно, не замечать миллионы беспризорников, продажу русских девушек -- в публичные дома, а русских детей -- садистам для пыток или на органы.

Однако, быть христианином -- тяжкий душевный труд, может быть, даже подвиг, и большинство русских глубоко заблуждаются, считая себя православными лишь на том основании, что они носят крестик и два раза в год, по Праздникам, заглядывают в церковь.

В годы перестройки русские получили долгожданную свободу, которой у них не было по меньшей мере предыдущие 300 лет. Однако со свободой приходит и ответственность, то есть необходимость отвечать за свои решения и поступки. Обретение свободы показало, что русские это чувство ответственности полностью утратили за эти 300 лет, если они когда-либо им обладали вообще.

Попросту говоря, русский человек -- человек безответственный. На него нельзя положиться, да и сам он не может положиться на себя. Очевидно, это хорошо понял тов. Сталин, когда, после десятилетия послереволюционного послабления, стало ясно, что свобода русского народа -- это рецепт катастрофы.

Вероятно, главной богоборческой чертой Советской власти было подавление свободы, которую даровал людям Бог. Советская власть, понимая мелкотравчатость русских, решила пресекать всякие поползновения русских к греху, жестоко карая их за малейшие провинности. И что же? Советские люди производили очень неплохое впечатление. Да, они были не бог весть какие христиане, но у них было оправдание: Советская-де власть удушала их любовь к Богу; рады бы, да никак...

Но стоило лишь выпустить их из клетки, как начался бедлам, Содом и Гоморра. Первыми в церкви потянулись бандиты: им казалось, что им было за что благодарить Бога -- за возможность безнаказанно грабить и убивать и при этом оказаться на вершине социальной пирамиды, будучи предметом зависти и обожания нарождающегося свободного поколения. Однако, как я уже писал выше, степень религиозности народа весьма неоднозначно отражается статистикой посещений церковных служб, особенно если учитывать, что посещения эти в подавляющем большинстве носят поверхностно-языческий характер.

Раньше русские патриоты молились за русский народ: "Господи, спаси русский народ православный!" А православность-то русских как раз и вызывает большие сомнения. Но можно ли рассчитывать на любовь Бога со стороны тех, кто сам не любит Его?

Те чудесные спасения русского народа от, казалось бы, неминуемого уничтожения -- в 1917, 1941-1945, 1945-1957 годах, можно объяснить только Божьим вмешательством, а отнюдь не сверхчеловеческими свойствами русского народа, как внушала нам советская пропаганда. (Победить нацизм нам, чудесным образом, помогли наши злейшие враги: сами немцы и американцы; СССР сам по себе никогда бы не смог в предоставленное ему время нарастить ту мощь, которая помогла ему выжить и победить.)

Но сейчас русские, обретя свободу, уже не могут оправдывать свою бездуховность светской тиранией. Поэтому сейчас они, может быть, оставлены Богом, оказавшись в полном одиночестве. Единственная надежда на спасение -- возвращение к Богу. Я думаю, сейчас молиться за русский народ следует так: "Господи, помоги русскому народу стать православным!"

Свобода -- тяжкое бремя, потому что свободный человек должен отвечать перед Богом, не имея никаких оправданий. Если прибегнуть к притче, можно уподобить свободу богатству. Легко ли быть богатым? "И легко, и приятно", -- скажет бедняк и ошибется, потому что у бедняка всегда есть оправдание его неприглядным поступкам -- его бедность, а у богача такого оправдания нет. Богач виден всем, как на ладони, и все его промахи и прегрешения вызывают к нему всеобщую ненависть, да и собственной его совести утешиться нечем.

Свобода -- это риск, нередко смертельный. Это хорошо понимали в свое время русские крестьяне: Иван Якушкин по приезде из Франции собирался освободить своих крестьян и был крайне удивлен их сопротивлением. Дело в том, что освобождение планировалось по английскому образцу, то есть без земли. Крестьяне, несколько по-иному представлявшие свободу и хорошо помнившие, что предки Якушкина получили их от государства вместе с землей, так и сказали своему господину: «Нет, барин, пусть лучше мы будем ваши, а земля все же будет наша!».

И, в заключение, замечательная статья: Станислав Яржембовский, Это сладкое слово "свобода".
Tags: christianity, morality, old_russia, religion, russia, russians, stalinism, totalitarianism, ussr, war, wisdom
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments