Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Всякая ли монархия плоха или даже преступна?

Король Людовик XVI бы публично и позорно казнен в январе 1793 года на площади Революции в Париже, которая вскоре после этого как бы в издевку была переименована в площадь Согласия.

Что мы можем думать по этому поводу? Хорошо ли это было или плохо? Морально или преступно?

Что бы мог ответить на эти вопросы какой-нибудь отъявленный демократ-республиканец вроде тех, кто проталкивают американскую политику насильственной демократизации всех и вся? Если бы у этого демократа были мозги в голове (а не является ли это предположение оксюмороном?), то он бы вынужден был признать, что ответить на эти вопросы не возможно без детального изучения личности и деятельности короля; впрочем, даже и в этом случае ничего безусловно верного сказать нельзя.

Чтобы понять это, достаточно провести рассуждение от противного. Допустим, королем стал идеальный во всех отношениях человек. Понятно, что идеальность субъективна, поэтому предположим, что он идеален с вашей точки зрения. Для еще большей конкретности, допустим, что вы -- преданный идее демократии человек, ненавидящий монархию как политический институт, и вы волею судеб оказались монархом в какой-то стране. Что вы сделаете? Вы выйдете на площадь и скажете: "Монархия -- подлое и несправедливое наследие темных веков, а потому я своим последним королевским указом отменяю монархию, ввожу республиканское правление, а свою корону я здесь же публично растопчу и приду к вам, люди, с открытыми объятиями, как равный!" -- скажете ли вы это?

Опыт той же Французской революции показывает, что это было бы в высшей степени неблагоразумно. Власть, выпавшая из рук Людовика XVI, была подхвачена группой душегубов-мародеров, устроивших во Франции Большой Террор, а затем приведших к власти в высшей степени морально уродливого диктатора Наполеона. Даже если исходить из того, что монархия, по большому счету, негодный способ правления, отмена монархии должна была бы происходить постепенно, желательно под контролем мудрого и благородного человека, каковым мог бы быть и сам монарх.

Это рассуждение, в конечном итоге, сводится к евангельскому: "Не судите", поскольку, даже если вы считаете себя вправе судить, судить можно только за мысли и намерения, которые не известны никому, кроме самого подсудимого и Бога -- единственно возможного справедливого Судии.
Tags: democracy, justice, politics, revolution
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 7 comments