Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Category:

Демократия и Преступность

Грянула на земле Великая Катастрофа, и перемешала она и разметала народы по всему белу свету. Когда же радиоактивная пыль понемногу улеглась, стали люди выползать из пещер и лесов, понимая, что легче выжить сообща.

Собралась как-то большая толпа разномастных людей на поляне, чтобы обсудить своё житьё-бытьё. Вдруг какой-то смуглолицый кучерявый человечек с явными задатками лидера вскарабкался на обгорелый пенек и закричал:
-- Люди, как жить-то будем?
-- По Совести... -- послышался неуверенный голос из толпы.
-- По Совести, говоришь? -- ухмыльнулся Лидер. -- Так ведь совесть у всех разная. Вон тот блондинчик в третьем ряду уверен, что он принадлежит к высшей расе и все брюнеты должны ему по совести служить. А этот бородач полагает, что имеет право на четырех женщин. А вон те обнявшиеся юноши думают, что у всех должны быть равные права, независимо от пола и ориентации. Нет уж, по Совести мы жить никак не можем, потому что самой этой единой Совести не существует.
-- Как же быть? -- загалдела толпа, предчувствуя, что у Лидера уже есть какая-то хорошая задумка.
-- Раз уж мы никак не можем жить по Совести, давайте жить по Закону, -- скромно предложил Лидер.
-- А законы откуда взять?
-- А мы их сами придумаем, но примем к исполнению только те, с которыми согласится большинство. И наступит тогда у нас Демократия! -- провозгласил Лидер, зардевшийся от охвативших его возвышенных чувств.
-- А что, мужики, идея неплохая, -- послышалось со всех сторон. -- Большинство не может ошибаться.

И вся толпа, умилённая возникшим вдруг чувством единения, в искреннем восторге закричала:
-- Закон -- это вторая наилучшая вещь после Совести! Закон -- это справедливость! Мы согласны!

Тут же начали образовываться законодательные комитеты, и череда Законов, благополучно преодолевая препоны обсуждений и скепсис циников, пошла широким потоком на успешное утверждение всеобщим голосованием.

Но вдруг некоторые люди почувствовали себя очень неуютно. Большинство, конечно, надо уважать, но некоторые принятые Законы уж очень противоречили тому представлению о правильной жизни, которое у них сложилось. "Нет, на это я пойтить не могу", -- думал то один, то другой диссидент.-- "Это Закон, но он слишком суров. Уж лучше рисковать тюрьмой, чем жить по такому Закону." И они начали преступать неприемлемые для них Законы, становясь, таким образом, Преступниками.

При этом их нельзя было назвать аморальными, бесчестными или бессовестными людьми. Да, они искренне согласились следовать Законам, которые будут устанавливаться большинством, но, когда они соглашались, им в голову не могло прийти, что могут возникнуть Законы, настолько глубоко противоречащие их нравственным устоям и характеру, что принять их в свою душу окажется для них невозможным. Никакой общественный договор с клятвенными заверениями о его соблюдении не будет соблюдаться, если он приведет к серьезным противоречиям с душой индивида. Наивно думать, что, если все согласились играть по правилам, они будут держать свое слово, даже имея такое намерение изначально. Люди исполняют только те обещания, исполнение которых не представляет существенной угрозы для их мироустройства. Да и что такое Демократический Закон, не освященный ни религиозной верой, ни глубокими внутренними убеждениями? Это не более чем одно из мнений, принятое большинством голосов.

Много ли Преступников может появиться в Демократическом обществе? Всяко бывает.

Рассмотрим, например, современную Демократическую Россию. В ней Преступники, или, по крайней мере, потенциальные Преступники -- всё взрослое население страны, потому что немного найдется россиян, полагающих, что хотя бы большинство Законов России справедливо и заслуживает уважения. Дача взятки должностному лицу (например, гаишнику) считается в России самой обыденной и естественной вещью.

Говоря более общо, количество Преступников в обществе обратно пропорционально степени однородности общества: чем менее общество однородно, тем больше в нем Преступников. Я пишу слово "Преступник" с большой буквы, чтобы подчеркнуть, что имеется в виду не слово "преступник" как синоним слов "злодей", "редиска", "нехороший человек"; я имею в виду не более и не менее, чем нарушителей Закона, который, как стало ясно, никак не соизмерим с нравственностью.

Это -- хорошо известная и непреодолимая проблема Демократии: террор большинства против меньшинства. При этом меньшинство не означает "мало людей": большинство в 51% населения может терроризировать меньшинство, составляющее 49% населения, то есть почти столь же многочисленную группу людей. В результате Преступниками могут стать все эти 49%.

Такая Демократия -- это, по существу, преддверие гражданской войны, когда одна из воюющих сторон -- большинство -- называет другую воюющую сторону Преступниками. Собственно, такого сорта вялотекущую гражданскую войну мы наблюдаем в одной из западно-европейских Демократий -- в Испании, где баскское меньшинство никак не хочет следовать Законам, принятым кастильским и каталонским большинствами, между которыми, в свою очередь, существуют с трудом скрываемые противоречия.

Явную же и неизбежную гражданскую войну можно видеть в современном Ираке, оплодотворенном американской Демократией в результате изнасилования его вооруженными силами США. Война между иракскими суннитами и шиитами -- абсолютная неизбежность в условиях Демократии.

Демократия, сама по себе, -- не хороша и не плоха, хотя в одних демократических странах -- тишь да гладь, а в других -- Содом и Гоморра. Просто первые -- этнически и культурно однородны, а вторые -- весьма разнородны.

Интересно, что существующая сейчас в западном мире тенденция отказа от поддержания однородности западных народов и допущения большого количества инородцев приводит ко всё большему и большему обострению конфликтов между увеличивающимися меньшинствами и относительно уменьшающимся большинством, всё более компрометируя идею Демократии как универсального рецепта всеобщего благоденствия.

Как мы видим сейчас, Российская Империя и унаследовавший ей Советский Союз были настолько разнородными сообществами, что Демократия для них оказалась несовместимой с жизнью.
Tags: democracy, justice, morality
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 10 comments