Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

О Большом Взрыве как предмете веры

Эта тема уже затрагивалась в многократно упоминавшейся здесь классической работе. Сама методология западной науки (а другой науки на Земле не существует) не позволяет считать теорию Большого Взрыва (вся материя Вселенной была сосредоточена в яйце точке, которая потом взорвалась, и расширение продуктов взрыва привело к возникновению звезд, галактик и т.п.) чем-либо более, чем гипотезой, уверенность в достоверность которой не имеет никаких оснований, потому что эта гипотеза оперирует понятиями, находящимися далеко за пределами человеческого опыта, тем более эксперимента. В самом деле, представим себе, что Резерфорд с его классической ньютоновской моделью атома взялся бы предсказывать, что происходит внутри звезды. Ясно, что его предсказание не имело бы никакого отношения к реальности, а потому никакого смысла. Применение современных моделей физики элементарных частиц в условиях параметров, немыслимо превосходящих всё, что люди когда-либо имели возможность изучать, столь же бессодержательно.

Тем не менее теория Большая Взрыва пользуется колоссальной популярностью в научных и, особенно, околонаучных кругах. Она не доказана и не доказуема -- ОНА ПРОСТО ОЧЕНЬ НРАВИТСЯ, она хорошо ложится в ложе западной ментальности.

В чем тут дело? Важнейшим предметом западного мировоззренческого кредо являются идеи спонтанности и развития, то есть идеи, позволяющие Западу обходиться без гипотезы Бога. Излюбленнейшей реализацией этих идей является теория Дарвина в ее современной интерпретации: простейшие биологические объекты возникли сами по себе, спонтанно, а затем они развились во всё более сложные живые формы.

Теория Большого Взрыва -- это теория Дарвина для космологии: сначала существовала однородная сжатая в комок смесь, которая разлетелась и начала спонтанное формирование звезд и планет. Излюбленная Западом диалектика налицо: от простого, через постоянное развитие, ко всё более сложному.

Ничто не мешает современной науке строить модели стационарной, не меняющейся существенно Вселенной, существовавшей и существующей вечно. Однако такой подход вызывает острый когнитивный диссонанс западника: "Как это так -- вечное существование в неизменном виде?! А как эта Вселенная возникла? Почему она такова?"

Очевидно, человек не может принять вещи как нечно неизменное. Все должно было быть когда-то создано -- само по себе или Богом. Идея Бога слишком страшна для западника, поэтому он вынужден уверовать в другую альтернативу.
Tags: religion, science
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 25 comments