Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Category:

Против Кураева: О возникновении науки

Тов. smirnoff_v  категорически не согласился с моей вчерашней заметкой о причинах возникновения науки, а на вопрос о подробностях ответил:

Да зачем же тратить время, коли это давно стало общим местом в истории и методологии научного знания. В популярном виде Кураев хорошо написал про это дело, вот тут http://azbyka.ru/vera_i_neverie/nauka_i_religiya/1g26-all.shtml.

1. Я понимаю, что тов. smirnoff_vу, как человеку, тесно ассоциирующему себя с христианством, неприятно думать, что науку создали безбожники. Ему хотелось бы, чтобы науку создала христианская Церковь. И тут он нашел единомышленника -- диакона Андрея Кураева. И, очевидно, решил доверить ему защищать этот фронт, чтобы все свои силы бросить на защиту других фронтов.

К сожалению, диакон Андрей доверие тов. smirnoff_vа не оправдал, о чем тов. smirnoff_v  пока не знает, потому что не счел необходимым вникнуть в слова партнера по команде. Ну что ж, тов. smirnoff_v  -- френд, но истина дороже...

2. Текст Кураева, точнее распечатка его речи, чрезвычайно неряшлив интеллектуально и, я бы сказал, болезненно самопротиворечив. В нем высказана, конечно, некая гипотеза, которую я не могу принять и буду критиковать в самом конце, а пока я хочу обратить внимание на шизофрению этого текста.

Идея текста состоит в том, что Церковь попустила созданию науки для того, чтобы создать противовес вызванному Ренессансом истерическому интересу к античной мистике и оккультизму.

3. Почему Церковь нуждалась в таком противоядии? А вот почему:

И, конечно же, Церкви нужно было найти решительное средство борьбы с этим: костров мало, инквизиции мало — это несерьезно.

Но чуть раньше он пишет:

Почему это общество — общество эпохи Реформации и Контрреформации — так высоко оценило социальный статус науки? Поверьте, в XVI — XVIII веках силы Церкви (и католической, и протестантской) были весьма велики, достаточно велики, чтобы задушить любого оппонента в колыбели.

То есть, при желании, Церковь запросто могла бы расправиться с наукой. Почему же она так же запросто не могла расправиться с мистикой?

4. Говоря о реакции Церкви на работы Коперника, Кураев пишет, что церковь боролась не с его астрономическими представлениями, а с его мизантропией. Вот мол, Коперник поставил Землю в ряд других планет, чтобы показать, что человечество ничего особенного не представляет -- так, разумная плесень на камешке, который вращается где-то на краю космической помойки. А католическая Церковь боролась с разросшейся тогда из-за протестантов мизантропией, будучи, хе-хе, гуманистической:

Вспомните, скажем, на чьей стороне в споре между Лютером и Римом было большинство гуманистов из живших в ХVI веке? Эразма Роттердамского вспомните. Они защищали Ватикан, Рим. А Лютер что говорил? «Разум — это потаскуха дьявола».

Ага, запишем: "Гуманисты поддерживали католичество, а протестанты -- мизантропы."

Но далее, через пару абзацев:

Этот геоцентризм, антропоцентризм христианства был подвергнут отторжению гуманитарной интеллигенцией ХVI века в пользу мизантропии, и Церковь заступилась за достоинство человека.

Гр. Кураев, вы уж определитесь: гуманистической ли была гуманитарная интеллигенция, или мизантропной; за Церковь ли она была или против Церкви.

В то же время мизантроп Лютер честит мизантропа Коперника:

Скажем, в 1539 году Лютер заявил о Копернике: «Этот сумасшедший желает опрокинуть всю астрономию, но, как заявляет Писание, Солнцу, а не Земле Иисус Навин приказал остановиться».

Опять концы с концами не сходятся.

5. Большая часть текста посвящена Копернику, Джордано Бруно и Галилею, и немного Декарту, очевидно, в ответ на упреки к католической Церкви за преследование этих ученых. Однако:

Сам Коперник, надо сказать, не доказал свою систему. Ни малейшим образом. И это очень важно заметить, что астрономы его систему не приняли. И правильно сделали. Потому что все те принципы научной строгости, которые приняты в современной науке, были Коперником, а позднее и Галилеем, растоптаны напрочь.

То есть, попросту говоря, Кураев утверждает, что ни Коперник, ни Галилей учеными не были! Правильно, между прочим, утверждает. Они не были учеными, в отличие, от, скажем, Кеплера, который был титаном научной мысли. Не был ученым и Джордано Бруно, и даже Декарт, поскольку математика -- не наука, а инструмент науки.

Тогда при чем здесь все эти люди в разговоре о возникновении науки?! На что тратит диакон свое блудливое красноречие?

6. Католическая Церковь боролась с древним мистицизмом, вырытым ренессастами (© Коммик) из античных руин, и в то же время

Церковь ХVI века — наследница идеалов гуманизма, конечно же. Вспомните, титаны эпохи Возрождения не имели проблем с Церковью. Нет, отношения были самые хорошие — заказы из Ватикана поступали регулярно. В ХVI веке церковные иерархи и богословы унаследовали идеалы гуманизма (в христианском, конечно, понимании).

Как же это может быть: Церковь одной рукой гладит ренессастов по головке, а другой -- смертельно боится их античных испражнений?

7. Ну и, наконец, об этой единственной содержательной посылке выступления Кураева -- о том, что наука была попущена Церковью для  того, чтобы забороть античный оккультизм. Не поздновато ли спохватились? Почему такая реакция на вторую -- слабую -- волну оккультизма, а не на его оригинальный источник? Оккультизм нужно было давить наукой, когда он был в самом расцвете -- скажем, в IV веке.

Сейчас, кстати, с легкой руки victorsolkinа довольно бурно обсуждается фильм Agora об александрийской женщине-мистике IV века Ипатии. Вот тогда и шла настоящая борьба с оккультизмом: Ипатию разодрали на куски без долгих разговоров, и никакая наука не потребовалась.
Tags: christianity, liberalism, religion, science, words
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 24 comments