Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

О размерностях демократии

Стереотипное и широко пропагандируемое представление о демократии состоит в том, что это -- понятие бинарное: или демократия есть, или ее нет.

Между тем демократия, как и любое другое политическое явление, имеет несколько измерений.

Очевидно, она имеет глубину, определяемую тем, насколько всеобъемлющи проблемы, которые дозволяется решать демократическим путем. Кто-то сказал, что абсолютная демократия -- это тирания большинства. То есть большинство может что угодно сделать с любым меньшинством, например, сожрать его. Поэтому абсолютная демократия неприемлема даже для большинства, поскольку некомфортно жить в условиях неизбежной недемократической партизанской борьбы меньшинства за свою жизнь.

Демократия также имеет и ширину. (Для введения в предмет рекомендую прочесть следующую работу: Так говорил Моисей.) Ширина демократии определяет то подмножество людей, которые допускаются к демократическому процессу и пользуются его выгодами.

Например, самая древняя известная демократия -- древнегреческая  -- не охватывала рабов.  Как древнегреческая этика обосновывала эту дискриминацию, мне неизвестно. Возможно, так же, как молодая американская демократия оправдывала свое рабство и геноцид индейцев: рабы и покоренное население просто не считались людьми. Возможно даже, они не считались способными голосовать: домашним животным не предоставляют же избирательные права хотя бы по этой причине.

Если мы пойдем от неограниченно широкой демократии -- когда все имеют избирательные права -- в сторону древнегреческой демократии, то в пределе мы получим абсолютную монархию: демократические права имеет только один человек -- монарх. Он бы, может быть, и рад был бы избрать альтернативного кандидата, да это физически невозможно -- он сам является и единственным избирателем, и единственно возможным кандидатом.

Как видно, монархия является не более чем частным случаем демократии и, следовательно, любой политический режим является демократией. Таким образом, это слово само по себе оказывается, практически, бессодержательным.

Рассмотрим российскую экосистему демократов разных мастей. Либералы, разумеется, ограничивают множество демократически привилегированных только своими единомышленниками; всех остальных не жалко и в газенваген -- эта точка зрения наиболее явно и отчетливо пропагандируется Новодворской.

Националисты вроде К.Крылова и П.Пионера, разумеется, тоже за демократию. Но только для русских. Трудности идентификации, то есть задания критериев, кого считать русскими, считаются ими незначительными и не заслуживающими внимания на данном этапе борьбы за демократию.

Во всяком случае, почти никто не хочет демократии для всех, и это еще одно указание на ничтожество этой концепции.
Tags: democracy, liberalism, propaganda
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments