Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Categories:

О хорошей цензуре

Бывает ли цензура необходимой? Бывает ли она хорошей?

Конечно, цензура может использоваться и по большей части используется в злодейских целях: для заглушения критиков, пытающихся вскрыть преступления и злоупотребления и т.п. Однако, когда мы, хорошие люди, придем к власти, следует ли нам установить хорошую цензуру для пресечения злодейской пропаганды?

Далее я буду говорить только о цензуре, устанавливаемой из лучших в нашем понимании побуждений -- о хорошей цензуре, употребляя просто слово "цензура".

Начну издалека -- с Адама и Евы. Размышляя о цензуре, я, наконец, понял смысл выражения древо познания Добра и Зла. Название это немного сбивает с толку. Адам и Ева жили в добре и потому хорошо знали, что такое добро. Пресловутое дерево оказалось, по существу, деревом познания именно зла, причем не конкретного зла, а самого факта того, что на свете существует зло, о чем Адам и Ева даже и не подозревали. Они жили в усеченном, искусственном мире, не видя значительную его часть, управляемую дьяволом. Господь решил, однако, что люди должны знать мир таким, каков он есть, warts and all. Господь попустил им узнать о темной стороне света. ГОСПОДЬ УСТРАНИЛ ЦЕНЗУРУ.

Этот ветхозаветный пример устранения изначальной цензуры показывает, что цензура, попросту говоря, является попыткой изолировать людей от соприкосновения со злом. Зло смердит и отравляет всё вокруг; цензура защищает нас от этой вони и отравы.

Между тем Бог устранил цензуру не случайно: наличие цензуры входит в непримиримое противоречие со свободой воли. В самом деле, если человек не знает о зле и не знает, как творить зло, он будет хорош без всяких моральных усилий со своей стороны, как были хороши Адам и Ева. Воля человека проявляется в выборе между добром и злом, а, чтобы оказаться в ситуации выбора, человек должен иметь возможность войти в соприкосновение со злом.

Если мы посмотрим теперь на проблему цензуры со светской (или советской, что то же самое) точки зрения, мы можем задаться вопросом: чем же не хорош был советский подход изолирования советского населения от всех гадостей, которыми кишел и продолжает кишеть так называемый "свободный мир"? Разве плохо было то, что советский народ не видел порнографии, размывающих нравственность индивидуалистических и извращенческих утопий и антиутопий, и т.п.?

Возможно, если бы такая полная изоляция и была бы возможна, мне всё равно эта ситуация кажется нездоровой, во-первых, потому, что она явно противоречит Божьему замыслу, а, во-вторых, потому, что она отсекает человека от полного мира, предоставляя ему лишь его часть. (Это ощущение хорошо перекликается с моим собственным опытом жизни в Канаде: я никогда не стремился и даже избегал попыток устроиться на работу в компании, основанные и заполненные моими соотечественниками, в частности, исходя из того, что это означало бы оказаться изолированным от настоящего мира в некоем маленьком затхлом искусственном мирке. (Как в известном анекдоте про жителя Брайтон-Бич, на вопрос: "Ну как там у вас в Америке?" ответившего: "Не знаю, я туда не хожу."))

Однако и полная изоляция, очевидно, не возможна. В результате, когда советскому человеку волею случая попадался в руки запретный плод -- миазмы западной свободы, -- он оказывался совершенно беззащитным перед его чарами, будучи полностью лишенным иммунитета к духовной заразе. Вспомним себя в раннеперестроечное время с нашей истовой, советски укорененной верой в истину печатного слова, обрушившего тогда на нас лавины лжи и оказавшегося тогда самым разрушительным оружием. Может быть, действительно, "творения", скажем, В.Сорокина нам были необходимы в качестве прививки от гнусности?

Если столкновение со злом возможно, надо быть к нему готовым: надо знать, как оно выглядит, и уметь его распознавать. Нельзя научиться ловить скорпионов, если их никогда не видишь.

У сторонников цензуры есть, однако, один сильный аргумент. "Ну, хорошо," -- говорят они, -- "Дадим взрослым волю и право решать самим. А как же невинные дети?" Действительно, если верующий человек может положиться на Бога, то ребенок, по крайней мере, может положиться на своих родителей. Однако я сейчас не могу назвать те дьявольские соблазны, которые для ребенка были бы намного более опасны, чем для его родителей. Если вы можете, давайте обсудим.

P.S. На эти плодотворные размышления меня натолкнул призыв тов. anti_pov поддержать крошку Хадес, неожиданно для самой себя обнаружившей себя объектом травли русскими людьми -- травли, исполненной, однако, в лучших еврейских традициях.
Tags: morality, religion, ussr
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 27 comments