Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Советская власть тоже не любила пролетариат. Да и крестьян, и надстройку

Я не думаю, что это был неискоренимый порок Советской власти, но он, конечно, сыграл большую роль в ее крушении. Предпосылки к этому пороку очевидны: идеология, апеллирующая к счастью всего человечества, склонна культивировать пренебрежение к отдельному человеку: что такое человеческая жизнь в сравнении со всеобщим счастьем? Советская власть не заморачивалась карамазовскими рефлексиями (и потому недолюбливала Достоевского); "Единица -- ноль, единица -- вздор, голос единицы тоньше писка..." -- в чутком следовании конъюнктуре тов. Маяковскому не откажешь.

Крайность это, нехорошо, нужно было искать компромисс...

На эти мысли меня навела следующая публикация в англоязычной Википедии, отсутствующая в русском варианте (что уже не удивляет): Погибшие советские космонавты. В ней приведен список более 15 советских космонавтов, которые предполагаются погибшими, и гибель (при космических обстоятельствах) которых официально отрицается.

Не является ли этот список всего лишь лживыми брызгами зоологической ненависти наймитов империализма? Возможно, в той или иной степени. Но мне гораздо легче представить себе, что до Гагарина были другие неизвестные нам герои, погибшие в полете и преданные властью забвению (слово "преданные" здесь умышленно двусмысленно), чем то, что первая же советская попытка запуска человека увенчалась блестящим успехом.

Какие мои доказательства соображения? Известно, что ракеты в Капустином Яру и на Байконуре взрывались, и в немалых количествах. Вопрос, следовательно, стоял так: какая мера риска в отношении человеческой жизни допустима? Другими словами, сколько испытаний и доработок нужно провести и сколько времени и денег потратить перед тем, как посадить человека на верх, фигурально выражаясь, бочки с порохом?

Отношение к человеческой жизни, таким образом, определяется сугубо технически и количественно: сколько раз испытывать технику и как долго ее доводить? С.П.Королев был азартен, и легко представить, с какой легкостью он ставил на кон человеческие жизни. И это не только его беда -- это наша общая беда -- и даже не советская, а, наверное, многовековая: вспомним фельдмаршала Суворова, безжалостно губившего солдатушек-браво ребятушек и в каких-то богом забытых Альпах -- и ради чего? Легко также представить себе советского командира, отправляющего батальон под кинжальный огонь, на верную смерть, ради того только, чтобы не иметь неприятного разговора с особистами по поводу отказа выполнить абсурдный приказ. Благо, советского человека не трудно было сподвигнуть на жертвенную смерть, чем он справедливо гордился.

История вновь и вновь учит нас, что нет простых решений для сложных проблем -- проблем, требующих тщательной оценки баланса интересов и потерь. Управление любой страной при любых экономических обстоятельствах требует мудрости, а не счастливой догадки о том, к какому клану выгоднее примкнуть.

Критика безжалостности советской государственной машины была излюбленным коньком советских антисоветчиков. Что же произошло, когда они захватили власть? Они стали действовать не менее безжалостно и бездушно. Наверное, что-то всё-таки надо поправить в самой ментальности русского человека и примкнувших к нему нерусских большевиков, в какую бы либеральную шкуру они ни рядились.
Tags: morality, remarkable_person, russia, russians, ussr
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments