Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

О национализме и патриотизме

1. Национализм мог выглядеть оправданным, когда мы были молодые. Я сам был, стыдно признаться, русским националистом. А сейчас как ножом отрезало...

Как мы могли любить русских людей за то, что они русские? Затуманенные дымовой завесой Советской власти, мы предполагали, что русские люди, в подавляющем большинстве, -- люди хорошие, поэтому риск ошибиться в человеке казался незначительным.

Ветер перестройки развеял завесу, и теперь мы видим, что русские люди, в подавляющем большинстве, -- плохие. Но дело даже не в этом. Порок и идиотизм национализма состоят в том, что националист заранее подписывает индульгенцию русскому мерзавцу только за то, что он русский.

Национализм безумен и разрушителен. Я говорю так отнюдь не с либеральной точки зрения, которая мне омерзительна так же, как и всем нормальным людям, и не потому, что считаю русских плохими, а кого-то, скажем, евреев или таджиков -- хорошими, и поэтому надо предпочитать нерусских. Нет ничего дальше истины! Но здравомыслящий человек должен способен понять, что никого НЕЛЬЗЯ предпочитать по причине его национальности. Отвергать -- можно, предпочитать -- нельзя.

В чем разница? Мерзавцы есть в любом народе, и даже если в русском народе их меньше, чем, скажем, в английском, любой человек должен доверие заслужить, доказать, что он не мерзавец. В условиях всемирного пиршества мерзавцев следует взять на вооружение принцип презумпции виновности. Доверять русскому только потому, что он русский -- абсурдно: посмотрите на грызущие Россию и ее народ свиные рыла многочисленных чистокровных русаков: мне они омерзительнее самой подлой неруси, потому что именно они убивают всякую иллюзию национальной духовной близости и пресловутой православной соборности. И эти свиные рыла нам предлагают возлюбить русские националисты!

Отвергая же нерусского по причине его нерусскости, можно сделать ошибку, отвергнув хорошего человека, но на такой риск в стесненных обстоятельствах можно пойти, используя для первичного отсева национальные стереотипы. Во всяком случае, здесь нет риска получить ножом в спину, как это может случиться в случае необоснованного националистического доверия.

Классовый подход марксизма, хотя и не без изъянов, мне кажется сейчас намного разумней, чем национализм.

2. Перейдем теперь к щекотливому вопросу патриотизма. Отрицание патриотизма, то есть отказ от признания своей страны высшей ценностью, даже если это делается из лучших побуждений, чревато скатыванием к власовщине. Я не рассматриваю здесь отрицание патриотизма врагами народа -- здесь всё ясно, но власовцы пытались замаскировать своё предательство и сотрудничество с врагом декларацией лучших побуждений -- освобождением народа от гнета Советской власти и т.п. Они -- безусловные мерзавцы, заслужившие и заслуживающие сейчас собачьей смерти.

Однако сама идея признания своей страны превосходящей по значимости и ценности все другие страны кажется мне чрезвычайно сомнительной. Опять же, как и в случае национализма, отрицание первенства своей страны возможно без всякого привлечения либеральных идей, и из него совершенно не вытекает, что следует признать первенство какой-то другой страны. Нет, как и в случае национализма, нельзя никакой стране выписывать индульгенцию на любые будущие проступки, в том числе на проступки по отношению к себе самой.

Рассмотрим Россию -- гниющую на глазах, стремительно деградирующую морально, культурно и умственно, спивающуюся и подыхающую. Есть ли в ней какой-то инвариант, что-то, что всегда было в ней и всегда останется, что нужно и можно любить, невзирая ни на что? Даже если ее народ постепенно разучится говорить по-русски, перейдя к англо-блатному суржику, и считать до 100? Не думаю.

Чем же я тогда отличаюсь от власовца? Тем, что моим приоритетом является не нация, не страна, а справедливость. Почему я безусловно осуждаю власовцев? Потому что они встали на сторону безусловного зла. Почему я считаю великим подвиг советского (заметьте, именно советского, а не русского!) народа в Великой Отечественной войне? Потому что СССР стоял на стороне добра и действовал в пределах необходимой обороны.

Россия для меня ценна лишь постольку, поскольку она готова стоять на стороне добра. Возможность такая у нее еще есть...
Tags: nationalism, russia, russians, ussr
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 11 comments