Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Евреи могли бы давить на жалость, но ... передавили: Об одной ошибке мировой закулисы

Моя предыдущая заметка о советской навязчивой идее "Лишь бы не было войны" напомнила мне о связанном с Великой Отечественной войной трагическом мироощущении, хорошо заметном даже в восьмидесятых годах:

Люди мира, на минуту встаньте!
Слушайте, слушайте:
Гудит со всех сторон –
Это раздаётся в Бухенвальде
Колокольный звон,
Колокольный звон.
Это возродилась и окрепла
В медном гуле праведная кровь.
Это жертвы ожили из пепла
И восстали вновь,
И восстали вновь,
И восстали, и восстали,
И восстали вновь!
И восстали, и восстали,
И восстали вновь!

Сотни тысяч заживо сожжённых
Строятся, строятся
В шеренги к ряду ряд.
Интернациональные колонны
С нами говорят,
С нами говорят.
Слышите громовые раскаты?
Это не гроза, не ураган.
Это вихрем атомным объятый
Стонет океан, Тихий океан.
Это стонет, это стонет
Тихий океан.
Это стонет, это стонет
Тихий океан.

Люди мира, на минуту встаньте!
Слушайте, слушайте:
Гудит со всех сторон –
Это раздаётся в Бухенвальде
Колокольный звон,
Колокольный звон.
Звон плывёт, плывёт
Над всей землёю,
И гудит взволнованно эфир:
Люди мира, будьте зорче втрое,
Берегите мир, берегите мир,
Берегите, берегите,
Берегите мир!
Берегите, берегите,
Берегите мир!

Официозное отношение к жертвам нацистских концлагерей было вполне достойным и адекватным, несмотря на мифологическую тему о "заживо сожженных"; то, что евреи совсем не выделялись в привилегированную группу жертв, было совершенно естественно для советской наднациональной идеологии, как, впрочем, и для любой националистической идеологии населявших СССР национальных большинств. Евреи, однако, могли бы успешно напрашиваться на особую жалость с такой, примерно, программой: "Мы, конечно, понимаем, что погибли многие, но нас, евреев, репрессировали особенно целенаправленно, да и сейчас антисемиты нам, убогим, проходу не дают; подайте бывшим еврейским узникам Освенцима..." И люди подавали бы им с жалостью и моральным удовлетворением.

Однако жадность фраера сгубила: эксплуатация жалости показалась евреям мелкотемьем: им захотелось выжимать моральные дивиденды на регулярной основе, основанной на закулисном и пропагандистском давлении. Евреи подсоединили свои денежные шланги к государственным машинам, на которые они имели влияние. В результате публичный отказ от жалости к евреям был объявлен уголовным преступлением в главных странах Западной Европы: евреи решили не просить жалости, а требовать и даже вымогать её. Моральный эффект оказался прямо противоположным: "Как," -- подумает здравомыслящий человек, -- "Вопрос жалости к евреям -- это не дело моей души? Меня обязывают жалеть евреев под страхом тюрьмы?! Что-то здесь очень нечисто!" В результате у многих людей слово "холокост" стало вызывать тошноту, а жалость заменилась страхом, а то и ненавистью.

В общем, евреи хотели сделать себе как лучше, в очередной раз поставив себя в качестве цели для всеобщей ненависти. И это, на мой взгляд, их большая ошибка -- не только в моральном смысле, но и в смысле их собственных интересов. Антисемитизм получил от них очередную порцию пищи.

И, раз уж речь зашла о мировой закулисе (а евреи действуют исключительно из закулисы), это далеко не единственная ее ошибка. На мой взгляд, мировая закулиса совершила множество тяжелейших ошибок и продолжает совершать их сейчас. Именно поэтому я высмеиваю конспирологов вроде Галковского, верящих в абсурдную идею о ее безупречном планировании манипуляции миром.
Tags: conspiracy, jews, propaganda
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 2 comments