Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

О советской гносеологии (эпистемологии) (Чур, чур меня!)

Гносеология, эпистемология -- слова-то какие-то мутные, расплывчатые, ускользающие, заморачивающие... Не наши, в общем, слова!

Я сам философов терпеть не могу, считая их шарлатанами -- либо бессовестными, либо глупыми. Гегеля не читал никогда и, наверное, уже не прочту; впрочем, от сумы и тюрьмы не зарекайся, а, если попадешь в тюрьму, и там не будет ничего, кроме книжки Гегеля, прочтешь и Гегеля -- а куда деваться?

Мы -- советские люди -- не ценили стремление Советской власти накинуть на всю советскую жизнь покрывало научности, апофеозом которой была концепция "научного коммунизма". Диалектика, понятие о единстве и борьбе противоположностей и тому подобная поэзия казались нам высосанными из пальцами попытками сделать хорошую мину при идеологически сомнительной игре.

Вот цитата из предисловия к книге К.Ланцоша Вариационные принципы механики:
Многие из сегодняшних научных трактатов сформулированы на полумистическом языке как будто для того, чтобы создать у читателя неуютное ощущение пребывания в постоянном присутствии супермена.
Такая -- псевдонаучная -- тенденция была очень характерна для советской литературы, в том числе и адресованной детям.

Но вот мы на свободе, в Канаде! Никакой диалектики вокруг! Все книги написаны так, как сказано Ланцошем в продолжение приведенной выше цитаты:
Эта книга задумана в скромном духе и написана для скромных людей.
Однако я наблюдаю за школьным образованием моих детей и прихожу к заключению, что это образование, лишенное всяких намеков на диалектику, оказывается чрезвычайно убогим и скверным: оно представляет собой пеструю мешанину фактов или явлений, выдаваемых за факты, без всякой попытки систематизации этого знания. Вот, к примеру, первой домашнее задание по химии, данное моей дочери в 9 классе на первом уроке: "Найдите дома вещества, помеченные как опасные, и составьте их список."

Оглядываясь на наше, как нам казалось, сильно заидеологизированное детство, я начинаю скучать по научному коммунизму. Пусть Маркс был трижды не прав, и некоторые его фундаментальные концепции не выдерживают более критики -- он, тем не менее, попытался подойти к коммунизму и к миру вообще с научной точки зрения. Он ошибался? Может быть. Но ученому не зазорно выдвинуть гипотезу, которая может быть потом признана ошибочной. Важно, чтобы ученый действовал, исходя из научного духа, стремясь к познанию, которое способно обобщать, абстрагировать, систематизировать наблюдаемые факты с целью предсказания будущего.

Марксова концепция общественно-экономических формаций, развивающихся и модифирующихся в духе гегелевской диалектики, верная или нет, давала нашему восприятию мира костяк, абстрактную опору, мыслительный ствол, опираясь на который, мы могли более или менее связно судить о ветвях-исторических явлениях. Мы может отвергнуть эту концепцию, если мы находим ее несостоятельной, но мы не имеем права оставить вместо нее пустое место, как это происходит в западном мире; мы должны выработать для него замену, следующую общим научным принципам. И, пока этой замены нет, марксова концепция является достойной опорой для наших суждений о мире.

Не пытаясь уловить общие закономерности развития человечества, западное общество не способно критически судить о современных событиях, таких, например, как уничтожение Ливии. Это общество не удостаивает внимания даже такой далеко не научный и вполне тривиальный вопрос, каким задавались еще древние римляне: "Кому выгодно?"

В общем, оказывается, что маркистско-ленинская научность была не такой уж убогой и бесполезной фикцией, как мы думали...
Tags: education, marxism, science, ussr
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments