Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Иногда разумно уважать закон: В записную книжку пропагандиста

Я глубоко презираю подавляющее большинство человечества и, соответственно, презираю многие законы, придуманные людьми. Однако всё не так плохо: существуют и законы, достойные уважения.

Однако по порядку. Вчера уважаемая мной программа "The fifth estate" Канадской Радиовещательной Корпорации (CBC) показала отвратительную агитку против Каддафи и за крыс, которые беснуются сейчас в Ливии. Началось, как водится, с видео, где какие-то люди бегут, орут, падают с соответствующим комментарием за кадром. В общем, промывание мозгов самого низкого пошиба.

И я подумал: "Как можно объяснить канадцу, что агрессия против Ливии, в которой и Канада принимала участие, -- гнусность?" За неимением подходящего собеседника приведу возможный диалог.

Канадец: Ну как же, вот нам же показали, что плохие парни убивают хороших?!

Я: Мы не знаем, кто эти парни -- убийцы и убитые -- у них на лбу не написано.

Канадец: Ну нам же сказали в телевизоре!

Я: Откуда известно, что нам не врут умышленно или по незнанию?

Канадец: Что же, теперь никому не верить? А как же тогда судить о мире?

Я: Может быть, здесь уместно следовать международному праву? Это право объявляет преступлением любую неспровоцированную агрессию.

Канадец: Право -- это косная формальность, принятая в условиях противодействия плохих режимов, а мы -- люди достаточно достойные, чтобы этой формальностью пренебречь. Видно же: хорошие люди гибнут -- надо их спасать!

И вот здесь я стал бы настаивать на том, что в этих обстоятельствах международное право обязано соблюдаться, исходя из самых благородных соображений. Это может показаться странным: не пытаюсь ли я использовать презренную бездумную практику либералов с их культом "правового государства", лозунгами вроде "Закон суров, но это закон" и тому подобным пронафталиненным вздором? Ведь я начал с того, что я, вообще говоря, не уважаю закон?

Закон о невмешательстве во внутрение дела государств, тем не менее, разумен и справедлив. Докажем это от противного.

Допустим, мы хотим сформулировать закон, допускающий вмешательство во внутренние дела другого государства, например, для защиты невинного населения от кровавых прихотей зловещего тирана. Но в этом случае мы должны сформулировать законную процедуру, определяющую основания для такого вмешательства. То есть мы должны установить, что есть жертвы, что эти жертвы невинны, что они потерпели от правительства, которое действовало из подлых побуждений. То есть, как того и требует стандартная процедура западного права, мы должны произвести всеобъемлющее расследование с криминологической экспертизой, опросом свидетелей, когда на наши вопросы отвечать обязаны все, включая главу государства.

Кто же эти "мы", которые имеют право прибыть в любое государство по своему усмотрению, учинять там любые следственные действия и вызывать на допрос президента или короля? "Мы" не может быть другим государством, поскольку другое государство не властно над территорией никакого иного государства. "Мы" можем быть только мировой империей, являющейся высшей силой по отношению к любому государству. Империя эта может быть монархического устройства, когда некая группировка узурпирует власть и удерживает ее в поколениях, или это может быть, как это ни пародоксально звучит, демократия, когда имперскую власть выбирают голосованием государств (такой империей хочет быть ООН) или всего человечества.

Как бы то ни было, мир не принял пока имперский порядок, и поэтому у нас не может быть никакой разумной процедуры расследования внутренних преступлений никакого государства. А нет разумной процедуры -- не может быть и разумных оснований для интервенции.

Закон кажется глуп, но это закон...
Tags: evil_empire, justice, law, war
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 4 comments