Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Предательство русского духа в пользу идола потреблятства -- когда это произошло?

Самый очевидный момент -- перестройка. "Мы хотим перемен", -- потребовали наши сердца. Перемен, главным образом, в области материального потребления.

Более внимательное рассмотрение может обнаружить, что вирус потреблятства был запущен в СССР Хрущевым с его бесхитростной приманкой коммунизма, представленного им как царство халявы и безудержного потребления: "Каждому -- по потребностям..."

Увы, товарищи, всё гораздо хуже. Я датирую измену русскому духу рубежом XVIII-XIX веков, когда трудами Жуковского и Пушкина в Россию вползла западно-европейская массовая культура, прежде всего, литература. До них, создателей современной русской литературы, была литература Ломоносова и Державина -- литература суконно-посконная и невыносимо скучная. Переводы Жуковского и переполненные западно-европейскими стереотипами произведения Пушкина сделали чтение праздным занятием, доставляющим удовольствие -- развлечением.

Другими словами, в начале XIX века литература стала средством заполнения досуга, то есть ПРОДУКТОМ ВНЕДУХОВНОГО ПОТРЕБЛЕНИЯ. Это был первый удар консьюмеризма по русскому духу, от которого он уже не оправился, хотя агония его длилась еще 200 лет -- аж до конца XX века.

Разумеется, на Западе консьюмеризм победил задолго до этого -- его победа обозначена как эпоха Возрождения. Прекрасные тела на сводах и стенах собора Св. Петра в Ватикане -- это был дьявольский соблазн, проникший в самое сердце католичества.

Что было бы, если бы русские не поддались этому дьявольскому соблазну? Об этом с сарказмом пишет герой Достоевского, любовь к которому автор и не скрывает:
Ну, точь-в-точь то же самое, как в нравоучительных немецких книжечках с картинками: есть здесь везде у них в каждом доме свой фатер, ужасно добродетельный и необыкновенно честный. Уж такой честный, что подойти к нему страшно. Терпеть не могу честных людей, к которым подходить страшно. У каждого эдакого фатера есть семья, и по вечерам все они вслух поучительные книги читают.
Поучительные книги читают, то есть книги смертельно скучные... Заметим, это пишет один из создателей русского бульварного жанра, к каковому безусловно принадлежит и процитированный роман "Игрок".

Я сам не раз гневно клеймил потреблятство как поклонение материальным ценностям, однако его предтечей было потреблятство псевдодуховное, которое гораздо доступнее, и культ которого можно было замаскировать в качестве культа духовного, что успешно удавалось советской интеллигенции. Но, если коготок увяз, всей птичке пропасть...

Я могу преодолеть, и, думаю, преодолеваю потреблятство материальное, но могу ли я жить без потреблятства культурного? Увы, слаб человек, и дьявол соблазняет даже таких достойных, как я; мало кто способен устоять перед соблазном антихриста, как и предсказал во время оно Св. Иоанн Богослов...
Tags: communism, consumerism, culture, literature, old_russia, russia, russians, ussr
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 26 comments