Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Превосходное краткое описание либерализма

Спасибо тов. magic_garlicу за ссылку на замечательное интервью с французским так называемым "новым правым" мыслителем по имени ALAIN DE BENOIST под заголовком Сын Европы. (Кстати, может ли кто-нибудь сказать, как правильно произнести его фамилию? Я не думаю, что "Бенуа", как считает тов. magic_garlic).

Любопытно, что этот французский интеллектуал, вероятно, аристократического происхождения так же ненавидит капитализм, как и наши пращуры в лаптях.

Представляет большой интерес его видение американской действительности и американской ментальности в конце интервью, но я для начала предлагаю небольшой перевод его описания либерализма, предварив его следующим замечанием.

Либерализм, как и всякая другая успешная демагогия, изо всех сил старается создать впечатление, что основные его постулаты самоочевидны и естественны. Они, якобы, прямо вытекают из человеческой природы ("естественный закон", "естественные права" и т.п.). ALAIN DE BENOIST показывает, что эти "естественные" постулаты являются, на самом деле, предметом некритической веры, и люди совсем не обязаны принимать их как должное.

Итак, далее следует выдержка из текста про либерализм; все выделения -- мои.

===============================================================

Одним из самых старых корней либерализма является средневековый номинализм, который, в схоластических спорах по поводу "вопроса о всеобщих сущностях", поддерживал предположение о том, что не существует ничего, кроме частного, и что человеческие общества представляют собой всего лишь собрания индивидуумов. В этом номиналистском смысле, либерализм покоится на индивидуалистической антропологии, которая предполагает, что человек не является по природе общественным существом (но он "входит в общество" путем рационального с ним соглашения). Он трактует индивидуума как основную единицу реальности и меру для всякой оценки. Такой индивидуум рассматривается как атом, ничем не связанную сущность, оторванную от любого социального и культурного контекста, который предполагается извлекающим "естественные права" из его собственной природы -- "природы", якобы предшествующей общественной и политической жизни.

Либерализм, следовательно, не признает первичность сообществ, народов или культур. Все эти большие сущности видятся как преходящие связи, которые определены только как сумма индивидуумов, их составляющих: как пишет Jeremy Bentham: "Сообщество есть вымышленная масса".

Общинные привязанности и общественные или культурные причастности, таким образом, не играют никакой роли в установлении человеческой личности, которая предполагается мотивированной только преследованием своего интереса (интереса всегда собственного, не интереса ради кого-то еще). Говоря социологически, либерал придерживается методологического индивидуализма; с точки зрения теории познания, он следует аналитическому и упрощенческому представлению о мире, в котором целое есть не более чем сумма его частей.

Либерализм является также экономической доктриной, которая выбирает "саморегулирующийся" рынок в качестве основополагающей модели общества. Как сторонник свободной торговли, либерал верит в то, что экономическая жизнь лучше всего регулируется рынком, который трактуется как наиболее эффективный, рациональный и справедливый способ согласования индивидуальных обменов. Рынок, таким образом, становится и реальным местом, где товары обмениваются, и виртуальной сущностью, которая создает наилучшие условия для обмена, то есть, "самопроизвольную" подстройку предложения и спроса и уровень цен.

В то же время, торговый обмен выставляется как "естественная" модель для других общественных отношений. Это ведет либерала к взгляду на рынок как "естественную" сущность, определяющую порядок, лежащий в основе всех видов рассуждений и решений. Либералы верят, что, составляя форму обмена, наиболее соответствующую человеческому естеству, рынок возник на заре человечества. Это, однако, очевидно, вымысел, поскольку в реальности рынок возник на сравнительно позднем этапе истории -- все традиционные общества были целостными, основанными на бескорысной системе "подарков" и "ответных подарков", и, как показал Karl Polanyi, вместо того, чтобы быть естественной и самопроизвольной формой обмена, рынок в большинстве мест был установлен государством.

Эти характеристические черты либерального мышления, с их двумя измерениями -- описательным и нормативным (индивидуумы и рынки описываются как "факты" и как образцы для реализации), -- враждебны коллективному самовосприятию. В точности по тем же причинам, что запрещают сводить коллективный интерес к простой сумме индивидуальных интересов, коллективное самовосприятие не может анализироваться в упрощенческой манере, которая берет его как простую сумму индивидуальных составляющих.

Коллективное самовосприятие есть скорее результат порождения нового, на основе которого может быть определено общее благо (не только в смысле, что это благо выгодно всем отдельным частям общности, но также в смысле, что это благо есть благо для целого, для которого каждый является частью). В определенной степени, таким образом, либерализм, покоящийся на индивидуалистических предпосылках, подрывает и уничтожает все социальные связи, которые выходят за пределы индивидуума.

Что касается оптимальной функциональности рынка, либерализм предполагает, что ничто не должно ограничивать свободное обращение людей и товаров, и это не может не вносить вклад в растворение органических социальных структур и общих моральных ценностей. Как отмечал Адам Смит в своем знаменитом высказывании, торговец не принадлежит ни к какой конкретной стране; каждый раз, когда он полагает, что его "наилучшие интересы" находятся где-нибудь еще, он покинет свою страну и увезет с собой свой капитал заграницу.

В либеральном представлении о мире, общество есть только результат индивидуальных воль и выборов, всего лишь собрание индивидуумов, эгоистически ищущих удовлетворения своих частных интересов. Общество может быть представлено как результат изначального добровольного и рассудочного решения (речь идет о вымысле "общественного договора") или как неумышленное следствие систематического взаимодействия отдельных агентов, ведомых "невидимой рукой" рынка. Либеральный анализ общества покоится, таким образом, или на договорном подходе (Locke), или на предполагаемой "невидимой руке" (Смит), или на социальной модели, которая развивается самопроизвольно, без необходимости быть сформулированной в каком-нибудь человеческом проекте (Hayek). Это в точности модель человека и общества, которой "новые правые" сопротивляются.

==========================================================================================

Далее очень интересные рассуждения про теорию tabula rasa. Но рука бойца стучать устала.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments