Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Миф о вороватости русских

Я буду писать об относительно благополучном советском времени, поскольку до него в России был совершеннейший мрак, плач и скрежет зубов. Нам, советским старожилам, памятны многочисленные карикатуры в журнале "Крокодил", высмеивающие несунов, то есть людей, ворующих материалы и товары с места работы, а также работниц столовых, уносящих продукты домой в огромных сумках.

Когда при Горбачеве началась и стала нарастать антисоветская пропаганда, нам приводили в пример умильные истории о честности западных людей, хотя эта русская традиция известна исстари: вспомним историю, кажется, Достоевского о том, что, если в Швейцарии кто-то забудет кошелек на улице, на следующий день этот кошелек будет оставаться на прежнем месте. (Напомните мне, пожалуйста, кто и где это написал -- Гуголь мне помочь не смог, хотя по ходу поисков я и прочитал много интересного.)

Значит ли это, что русские -- врожденные ворюги? Хотя я очень критически отношусь к русскому национализму, полагаю, такой вывод будет неправильным.

Проблема русских в том, что Россия всегда была и остается сейчас очень бедной страной в силу, прежде всего, неблагоприятного географического положения. Говоря о бедности, я имею в виду низкий средний уровень жизни населения, несмотря на изобилие пресловутых российских реальных и вымышленных природных ресурсов: нефть на бутерброд не намажешь. Ресурсы есть, а перерабатывающей промышленности нет. Это как дейтерий в океанской воде: он содержит колоссальное количество энергии, но попробуй его добудь...

Про чудовищную нищету царской России, где большинство населения страны балансировало на грани выживания, я уж и не говорю. Но даже в несравнимо более благополучное советское время цена потребительских товаров в отношении к средней зарплате была на порядок выше, чем на Западе: сравним, например, в середине 80-х годов стоимость мяса, скажем, $5 долларов за килограмм при средней зарплате в $1000 долларов в месяц -- отношение 0.5%, со стоимостью рыночного мяса (другого зачастую не было) в СССР -- 5 руб. при средней зарплате 150 руб. -- отношение 3.3%, или в 6-7 раз дороже; или стоимость цветного телевизора -- $200 долларов на Западе -- отношение 20%, с 600 руб. в СССР -- отношение 400%, то есть в двадцать раз выше.

Разумеется, эти цифры далеко не являются исчерпывающей характеристикой уровня жизни; надо ведь еще учесть колоссальные ресурсы, достававшиеся советским людям бесплатно: жилье, медицина, образование. Но в контексте этой заметки важно то, что потребительские товары были значительно менее доступны в СССР по сравнению с Западом, что, кстати, поразило нас по приезде в Канаду: поразила не столько доступность товаров -- это было ожидаемо благодаря упомянутой выше антисоветской пропаганде, -- а дороговизна обслуживания, обусловленная высокими зарплатами. Интересно, что мой молодой канадский начальник, о котором я упоминал здесь, сам выказывал недоумение по поводу стоимости кока-колы -- более доллара за стакан -- в каком-нибудь кафе быстрого обслуживания: "Как же так," -- возмущался он, -- "Порошок, который они засыпают в воду, стоит, наверное, всего несколько центов!" Очевидно, он не понимал, что в кафе львиная доля ваших затрат -- это не плата за продукты, а плата персоналу за обслуживание.

Этот перекос в ценообразовании, обусловленный более низкой производительностью труда в СССР и дороговизной поддержания экономической автаркии и военной безопасности, приводил к тому, что труд в СССР был относительно дешев, в потребительские товары -- относительно дороги, что являлось очевидной провокацией к воровству. Добавим к этому еще и представление о государственном ресурсе, из которого воровали, как о ресурсе, практически, бесконечном.

Западному трудоустроенному человеку, в том числе и в Швейцарии середины XIX века, воровать просто не имело смысла: грошовая прибыль от воровства никак бы не оправдала риск потерять высокооплачиваемую работу. В СССР же прибыль от воровства на работе вполне могла превосходить зарплату, иногда существенно, а ценность работы зачастую были минимальна в виду отсутствия безработицы.

Вот эти объективные причины хорошо, на мой взгляд, объясняют распространенность воровства в экономически бедном СССР в сравнении с бессмысленностью мелкого воровства на экономически состоятельном Западе. Русские, попавшие на Запад, перестают воровать, а западный человек, окажись он в СССР, начал бы воровать с не меньшим энтузиазмом.
Tags: america, economics, europe, morality, russians, ussr
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 12 comments