Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Рынок труда -- рынок ли это?

Коммунисты внушили нам, советским людям, твердое убеждение в непобедимости триумфальной поступи прогресса: мол, будущее будет невообразимо прекраснее и счастливее, чем настоящее. То, что прогресс коммунисты ассоциировали исключительно с коммунизмом, как-то отошло на второй план: казалось, коммунизм-не коммунизм, а прогресс не остановишь! Даже при капитализме, думали мы, жизнь с каждым днем становится лучше и веселее!

Некая sharla_tanka, однако, написала о тяжкой доле лондонского офисного планктона в наше "светлое", как предвкушалось еще 30 лет назад, время: Жизнь в Англии: зарплаты и уровень жизни. Не делая никаких предположений о достоверности и репрезентативности этого повествования, могу-таки предположить, что основная идея здесь верна: капиталисты платят пролетариям ровно столько, сколько нужно для обеспечения минимальных потребностей выживания, и не фунтом больше -- не важно, идет ли речь о XVII веке или XXI-ом.

Это обобщение кажется входящим в изрядное противоречие с нашим представлением о классическом капитализме: рабочий, продавая свой труд, торгуется с капиталистом об условиях оплаты своего труда, с течением прогресса выторговывая себе всё больше и больше. Нет, оказывается, как платил капиталист зарплату на уровне выживания в данной среде, так и платит сейчас.

По существу, эта ситуация является не рынком, а монополией буржуев-покупателей, которые как бы сговорились снизить цену покупки труда до минимума. Впрочем, в сговоре здесь нет необходимости: платить минимум -- совершенно естественно, а платить меньше -- невозможно: рабочие взбунтуются или умрут.

Мне могут возразить: но качество-то жизни пролетариев выросло в несравнимой степени! Это верно, но это результат торговли не буржуя с пролетарием, а буржуя с буржуем: промышленная буржуазия торгуется, скажем, со строительной буржуазией, стремясь снизить цены на жилье, а последняя, наоборот, стремится их повысить для повышения своих прибылей. Соответственно, деньги переносятся пролетарием от промышленного буржуя к строительному. Пролетариат здесь оказывается лишь безвольной прослойкой в этом единоборстве между буржуями: строители поднимают цены на жилье, повышая тем самым стоимость минимума существования, в результате чего промышленники вынуждены поднимать зарплату пролетариям. И, наоборот, если промышленник понижает зарплату пролетариям, они уже не могут покупать дорогое жилье, так что строители для поддержания продаж вынуждены снижать цены.

Пролетариат оказывается, таким образом, не субъектом рынка, а лишь его орудием.
Tags: capitalism, economics
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 3 comments