Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Categories:

Сталинизм как суррогатный объект ненависти

Продолжим тему применительно к советским послесталинским временам.

Сталинские репрессии почему-то больше всего волновали представителей так называемой "творческой интеллигенции", в том числе никак от них не пострадавших, а, наоборот, обласканных сталинским режимом (вспомним поголовье Михалковых), причем волновали зачастую более, чем простых людей, затронутых репрессиями. Это кажется неестественным.

Возьмем для примера такого весьма благополучного барина советской культуры, как А.Галич. В его лирических песнях слова "вертухай" и "стукач" встречаются, наверное, гораздо чаще, чем, скажем, "любовь" или "дружба". Почему Александр Аркадьевич так обостренно и близко к сердцу принимал не самые значительные события советской истории, которые, к тому же, его самого никак не коснулись? К примеру, я не знаю ни одной его песни, посвященной подвигу советского народа в Великой Отечественной войне. Отчего такая однобокость восприятия?

Моё объяснение содержится в заголовке; здесь важно слово "суррогатный", и, разумеется, оно нуждается в пояснении.

Дело, на мой взгляд, в следующем. Проблема многих антисоветчиков и десталинизаторов -- в том, что причины реальной и декларируемой ненависти у них существенно различны. То есть ненавидят они одно, а проклинают другое -- такая вот шизофрения. Что они проклинают, мы знаем: Советскую власть и Сталина, и это есть то, что я называю "суррогатный объект ненависти", поскольку он замещает объект ненависти реальной.

Что же на самом деле вызывает ненависть? Окружающая повседневная действительность: лица простых русских людей, на которые нашим героям противно смотреть. Они, как профессор Преображенский, не любят пролетариат. (Как сказал Галич: "Я люблю писать песни от лица идиота.") Они чувствуют себя чужаками, иностранцами, вынужденными жить в "этой стране". Они полагают, что они заслуживают большего почтения и благосостояния, что они -- неоценённая соль земли.

Казалось бы, при чем здесь Сталин? Но нельзя же сказать: "Я ненавижу эту страну и этот народ". Это будет дурной тон, да и небезопасно. Более того, некоторые из них, как, возможно, Галич, даже запрещают себе думать таким образом: их ненависть к стране и народу сидит глубоко в подсознании, и попытки этой ненависти вырваться наружу приводят к появлению суррогатного, заместительного объекта ненависти, на котором можно сорвать зло, -- объекта, который ненавидеть не так рискованно, а иногда и выгодно.
Tags: culture, enemies, jews, propaganda, stalinism, ussr
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 9 comments