Коммик (stalinist) wrote,
Коммик
stalinist

Category:

О риторическом вопросе "Не лучше ли было сдать Ленинград немцам, чтобы сохранить жизни?"

Я хочу показать, что такого сорта вопросы задают либо дураки, либо безумцы, либо, разумеется, подлецы; при этом я не предполагаю обсуждать, можно ли позволять им задавать такие вопросы и следует ли их наказывать за это -- пока, навскидку, мои ответы "можно" и "не следует".

Возьмем для примера формулировку В.Астафьева на эту тему, на которую я наткнулся в таком виде: "Миллион жизней за город, за коробки?.. Люди предпочитали за камень губить других людей. И какой мучительной смертью!" Даже консерватора Астафьева охотно цитируют либералы, когда могут использовать его слова для своей пропаганды -- здесь эксплуатируется вздорная привычка глупых людей полагаться на авторитеты. Астафьев -- герой и известный писатель, но значит ли это, что он не дурак или безумец? Совсем нет.

I. Фраза Астафьева -- хрестоматийный пример демагогии. Она содержит в качестве само собой разумеющихся утверждения о том, что ценность Ленинграда для власти состояла лишь в зданиях ("коробках"), и ради сохранения этих зданий власть пожертвовала людьми, и, в то же время, сдача города немцам привела бы к тому, что жертв было бы меньше.

Однако сами по себе эти утверждения опираются на ряд скрытых предположений, следующих ниже, которые оказываются далеко не очевидными:

  1. Город не имел экономической ценности для ведения войны, или эта ценность была не существенна для спасения жизней других людей.

  2. Город не имел стратегической ценности, существенной для спасения жизней других людей.

  3. Оккупация города немцами не привела бы к их усилению с последующим увеличением количества жертв Советского Союза в силу удлинения продолжительности войны, большей огневой и людской мощи врага и т.п.

  4. Количество страданий и смертей ленинградцев под немецкой оккупацией было бы меньше, чем в блокадном городе.

Вот и рассмотрим эти неявно предполагаемые Астафьевым допущения.

  1. весьма неочевидно: рассмотрение этого вопроса требует компетенции далеко за пределами среднего обывателя. Мне, например, известно лишь то, в Ленинграде был знаменитый Кировский завод, производивший тяжелые танки КВ. Положим, он не мог осуществлять серийное производство в блокаду, но он мог ремонтировать военную технику, а после освобождения города быстро приступить к серийному производству, внося вклад в приближение Победы и, соответственно, сокращение количества наших потерь. Ленинград обладал также судостроительными и судоремонтными мощностями, важными для Балтийского флота.

  2. весьма сомнительно, хотя, разумеется, и здесь требуется профессиональные специальные знания. Ленинградский фронт при поддержке Балтийского флота полностью блокировал финскую армию и отвлекал на себя значительные ресурсы армии германской.

  3. очевидно ложно: оккупация города немцами привела бы к появлению мощного плацдарма для совместного германо-финского наступления. Население оккупированной Ленинградской области, как, впрочем, и любой другой оккупированной территории, использовалось бы для работы на военный и экономический потенциал Германии.

  4. : даже если предположить, как это делают либеральные безумцы, что немцы озаботились бы продовольственным снабжением оккупированного Ленинграда, у них, возможно, просто не хватило бы ресурсов, чтобы прокормить миллионы людей. Факты, однако, показывают, что немцы о советском гражданском населении не только нигде не заботились, но и нередко массово его уничтожали. Уцелевших отправляли в концлагеря со средним временем выживания в несколько месяцев. Количество жертв оккупации вполне могло бы превзойти количество жертв блокады.

Суммируя, можно сказать: в войне человеческие потери неизбежны, и попытки предотвратить потери в одном месте, скажем, в Ленинграде, могли бы в итоге привести к гораздо большим потерям в целом, не говоря уже о том, что успех этих попыток отнюдь не гарантирован.

Впрочем, мы, обыватели, ни в чем этом не можем быть уверены, но потому это и глупо -- делать широкие широковещательные, но в высшей степени легковесные и необоснованные обобщения.

II. Теперь пойдем дальше и сделаем еще одну уступку либералам. Предположим, что все эти выглядящие очень вздорными предположения Астафьева верны: сдача Ленинграда спасла бы жизни сотен тысяч людей. Значит ли это, что советское руководство было преступно или совершенно некомпетентно и виновно в их гибели?

Мне рассказывали знающие футбол люди, что, когда футболист бьет штрафной удар, вратарь физически не в состоянии оценить траекторию мяча, чтобы успеть надежно перехватить его. Вратарь просто вынужден надеяться на удачу: в момент удара или даже немного ранее он прыгает в случайно выбранный угол ворот в надежде, что футболист нацелился именно в этот угол. Теперь представьте себе, вратарь прыгнул в левый угол, а футболист пробил в правый -- гол! И вот выходят критики и говорят вратарю: "Что ж ты сделал, идиот?! Ты прыгнул в левый угол, а удар-то был в правый!"

В чем ошибка такого рассуждения? Обладая информацией a posteriori, то есть после свершившегося события, далеко не всегда можно судить о качестве принятия решения a priori, то есть решения, принятого до того, как событие произошло. ЕСЛИ БЫ СТАЛИН ЗНАЛ ЗАРАНЕЕ, что блокада продлится два с половиной года и унесет около миллиона жизней, он, может быть, и рискнул бы вручить эти жизни "международному сообществу" в лице германской армии-агрессора. Но он этого не знал и ЗНАТЬ НЕ МОГ, поскольку даже он не мог предвидеть будущее!

Львиная доля жертв пала в первую зиму блокады, и в течение этого времени Красная Армия предприняла несколько попыток прорвать блокаду, понеся тяжелые потери. Очевидно, каждая из этих атак сопровождалась надеждой на то, что умирающий город будет спасен. Представьте себя перед одной из таких атак, скажем, в декабре 1941 года: вам надо решить -- атаковать или сдать город? Разве разрешение этого вопроса может быть очевидно? Сдать город -- а вдруг его можно будет спасти уже завтра?

Спасти не удалось, но кто мог это предвидеть наверняка? Каждый мнит себя стратегом, видя бой со стороны...

III. В свете изложенного должно быть ясно, что бросаться эпатирующими фразами вроде приведенной выше может, если не подлец, то только недоумок -- дурак или...? Астафьев, вроде, не дурак. Но он страдал омерзительной формой паранойи, которая называется "антисоветизм", а паранойя как раз и превращает даже умного человека в идиота: ненависть ослепляет и полностью лишает разума...
Tags: enemies, propaganda, ussr, war
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 17 comments