Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Почему я сталинист?

Collapse )

Засим приглашаю вас в мой дневник, и да не будет душа сталиниста для вас потёмками: мои рубрики (tags).

ДОПОЛНЕНИЕ: Ниже следует одна из лучших коротких публикаций о Сталине.

Оригинал взят у albert_lex в Споры о Сталине
Collapse )


Сергей Рыченков, Публикуем товарища Сталина. Заметки на полях издания «Сталин. Труды». Заметка 24.

https://ljsear.ch/ Поиск по архивам Живого журнала 2000–2017 годов

Материнский инстинкт: Миф или реальность?

Мы привыкли думать, что у девушек и женщин существует подсознательная потребность иметь ребёнка и быть ему матерью. В советское время предполагалось очевидным, что девочкам хочется играть "в маму" с пупсиками и другими куклами.

Но действительно ли девочкам этого хочется, или это то, что сейчас модно называть "навязыванием гендерной роли", то есть внедрение в сознание девочки впечатления, что это она сама хочет быть мамой?

(В моей собственной семье случайно возникло такого рода навязывание. Как-то моей младшей дочери, когда ей было года 2-3, подарили большого игрушечного жёлтого утенка. Он ей, вроде бы, полюбился, и мы стали раз за разом находить и дарить ей игрушечных желтых утят, как бы предполагая очевидным, что это её любимцы. В конце концов и она сама, наверное, поверила, что она любит утят, и у неё скопилась большая их коллекция. Мне до сих пор стыдно за эту манипуляцию.)

То, что в традиционном обществе существовала потребность в такого рода навязывании, объяснить достаточно легко: для выживания в пожилом возрасте люди нуждались в детях, которые их будут поддерживать, а потому нуждались и в семье. Наличие семьи и детей было вопросом жизни и смерти. Неудивительно, что культура выработала соответствующую мифологию: "... посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть." Эти слова Иисуса являются очевидным компромиссом: высшая святость -- в безбрачии:
ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит. Мф.19:12
Однако такой подвиг мало кому по силам, поэтому нужно хотя бы ограничить половую жизнь одним партнёром.

Однако единобрачие естественным образом проистекает из полового инстинкта: мужчина хочет, чтобы женщина распросраняла только его семя, но существует ли инстинкт потребности в детях, или для эволюции достаточно лишь потребности в половых отношениях, при которых дети оказываются лишь побочным эффектом, нередко нежеланным?

Я обращаюсь к вам, современные девочки и девушки эпохи после исторического материализма и разгула свободы от всех и всяческих моральных обязательств: действительно ли вам хотелось или хочется играть в куклы и представлять себя мамой? Действительно ли вам, свободным от разных традиционных химер, хочется иметь детей?

Чувствуете ли вы внутреннюю, не навязанную потребность иметь детей?

Да, несомненно
3(100.0%)
Скорее да, чем нет
0(0.0%)
Скорее нет, чем да
0(0.0%)
Нет
0(0.0%)
Ага, щас всё брошу и пойду рожать
0(0.0%)
Другое (прошу объяснить в комментарии
0(0.0%)


ДОПОЛНЕНИЕ: Вопрос на пятерку
Я написал: "большого игрушечного жёлтого утенка". Здесь три прилагательных; в правильном ли порядке я их расставил? Я не уверен. В английском языке есть строгое правило на этот счёт, есть ли в русском?

Что делает семью семьёй

Представьте такое событие: идёт мужчина по улице, и вдруг инфаркт: он падает и, превозмогая боль, из последних сил хрипит подоспевшему прохожему: "Передайте жене, что ..." Что же будет то важное, что он захочет передать жене в последние секунды своей жизни?

Эта ситуация отражена в нашем русско-советском фольклоре. Всем, кому посчастливилось застать советское время, хорошо известна песня:
Он упал возле ног
Вороного коня,
И закрыл свои карие очи.
Ты, конёк вороной,
Передай дорогой,
Что я честно погиб за рабочих.
Многие также знают и эту:
А первая пуля, а первая пуля,
А первая пуля ударила коня,
А вторая пуля, а вторая пуля,
А вторая пуля-дура ранила меня.
....
А жена поплачет, выйдет за другого,
За мово товарища, забудет про меня,
Жалко только волю во широком поле,
Жалко мать-старушку да буланого коня.
Какая песня кажется более реалистичной? Так ли уж будет озабочена жена первого героя судьбой борьбы за освобождение рабочего класса? Это вряд ли. Дело, скорее всего, пойдет по сюжету второй песни.

Если немного подумать, то умирающий мужчина, скорее всего, подумает о самом основном, примордиальном и, не побоюсь этого слова, хтоническом общем интересе, который его связывает с женой -- о чём-то, заложенном глубоко в подсознании, в первобытных инстинктах. И что же это может быть?

Конечно, дети, реализация биологического инстинкта размножения -- это то единственное, что придаёт смысл жизни, например, мультимиллиардеру: представьте себе, как обидно уходить из жизни, имея все эти мильтимиллиарды! И тут дети приходятся очень кстати: они возьмут на себя проблему решения главного вопроса жизни: что с этими мультимиллиардами делать?

Таким образом, только дети являются тем связующим, что цементирует семью в единую социальную ячейку: проистекающая из генетического кода забота о них способна преодолеть животный же эгоизм просто устроенного человека.

Семья без детей -- это только зародыш семьи, её призрак, симулякр. Как сказал классик, "Всё обман, всё мечта, всё не то, чем кажется..."

Между прочим, а английском языке фраза "создать семью" является эвфемизмом фразы "завести детей"; самое первое определение семьи в авторитетном английском толковом словаре Merriam-Webster таково:
Семья -- это основная единица в обществе, традиционно состоящая из двух родителей, растящих своих детей.


Сюжет для небольшой картины: "Маленькое детское горе"

Зачем я не художник?! Я хотел бы написать такую картину.

В песочнице сидит кружком группа пятилеток и что-то совместно строит. В стороне, в другом углу песочницы, сидит одинокий мальчик (или девочка, не важно), их ровесник, и тоже пытается что-то строить. Он изо всех сил пытается доказать себе и другим, что всё идет своим чередом, что всё в порядке, что он -- не изгой, отторгнутый группой, что он не обречён на одиночество...

Не дай мне Бог сойти с ума. Нет, легче посох и сума

В соседнем с моим доме (это в Канаде) стоимостью порядка 400 тысяч канадских долларов живет пара пожилых китайцев. Они не говорят по-английски и у них нет машины. Они ходят иногда в ближайший продовольственный магазин в полутора километрах на подъём, что занимает для них, наверное, полчаса в один конец.

Очевидно, дом для них (или не для них) купил их молодой сын по имени Хан. ("Это как название вашей национальности?" -- спросил я при первой встрече. -- "Нет, другой иероглиф," -- отрезал он.) Он приезжает к ним пару раз в неделю на машине, иногда оставляя с ними своего ребенка.

Вероятно, жизнь этой пары наполнена тоской, что косвенно подтверждается нередкой грубой бранью, доносящейся из их дома.

Китаец на снимке слева -- это не мой сосед, но, думаю, он живёт поблизости и, возможно, в сходных обстоятельствах. Однако в предприимчивости ему не откажешь! Как видно, он соорудил из деревянных планок багажник для своего велосипеда и в понедельник утром, когда в нашем микрорайоне выставляется мусор и вторсырьё для сбора грузовиками-мусоросборщиками, он объезжает окрестности, обследует вторсырьё (и, возможно, мусорные мешки) и выбирает из них бутылки и другую всячину, которую можно где-то сдать за деньги. И он такой не один: можно встретить нескольких пожилых китайцев -- пешком или с велосипедами (сначала написал "на велосипедах", а потом осознал, что они используют велосипеды лишь для передвижения груза), -- собирающих сырьё для сдачи среди выставленных на улице коробок и мешков.

Они наверняка не бедствуют -- они просто пытаются занять себя хоть с какой-то пользой. Очевидно, им не стыдно публично промышлять даже со столь мизерной отдачей.

А русскому старику на их месте было бы стыдно, не правда ли? Не говоря уж о молодом русском. Собирать бутылки в русском понимании -- это признак крайней деклассированности, опущенности.

А я считаю, что молодцы китайские товарищи, они не заморачиваются ложным чувством гордости, они лишены гордыни, столь свойственной подавляющему большинству русских, даже бедных. Чем объяснить эту русскую гордыню?

О пытках и слезинке замученного ребёнка

Диакон Андрей Кураев незаметно, по-военному подпустил провокационную запись под, как обычно, подлым заголовком С чего начинается родина. Родина, по мнению Кураева, начинается с жестоких пыток сотрудниками ФСБ невинных людей. По крайней мере, сама запись содержит только две выдержки из рассказов двух людей о том, как их пытали ФСБ-шные сатрапы, без всяких комментариев со стороны Кураева.

К чему бы это такая публикация? Я задаю автору вопрос:
Батюшка, вы христианин? Всякая власть -- от Бога -- вы с этим согласны?

Или вы призываете к бунту против власти? Что нам делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Бороться с режимом или подставлять щеки душегубам из ФСБ?
Ответом он меня не удостоил, да и приличного ответа у него, я думаю, нет. Однако чистосердечные, без фиги в кармане комментарии и вопросы сподвигли меня на следующие посильные соображения.

1. Прежде всего, скажу сразу, что пытки невинных людей я считаю одним из самых гнусных и тяжелых преступлений, и виновных в таких пытках, я полагаю, надо уничтожать на месте, по-сталински, как бешеных собак. (Они обычно и есть бешеные, поскольку в такие дела обычно пробиваются явные или скрытые садисты, для которых мучить людей -- первейшая потребность.)

Значит ли это, что пытки никогда не могут быть морально оправданы? В этом я не уверен. Помнится, на заре перестройки дорвавшиеся до власти либералы всё носились с идеей о недопустимости "слезинки ребёнка", причем Достоевского читали немногие из них, поэтому они не знали, что он писал о "слезинке замученного ребёнка". В общем, даже "слезинка ребёнка" недопустима, причитали они.

Однако, в рамках развернутой американцами "борьбы с террором", самая либеральная демократия в мире -- США -- официально узаконила пытки, и в новостях сообщали официальные данные, сколько раз пытали водой тех или иных людей, подозреваемых в терроризме (одного из них -- 183 раза). И я не слышал никаких воплей российских либералов по поводу столь вопиющих нарушений прав человека, причем человека невиновного, а ведь человек невиновен, пока его вина не доказана в суде -- я правильно понимаю? Интересно, что, в то время, как приведённая в предыдущем предложении американская статья в Википедии в деталях описывает пытки, которые официально применяли американцы, в соответствующей русской статье про эти американские пытки написана лишь пара слов: российского американолюбивого либерала лишь могила исправит.

Я предлагаю рассмотреть мучения, в которые погрузили советский народ гайдарочубайсы. В России сейчас миллионы больных детей, для которых сострадательные люди клянчат какие-то гроши, в то время как любимцы гайдарочубайсов и они сами покупают себе прогулочные океанские корабли, называемые почему-то "яхтами". Раковые больные умирают в страшных мучениях, которые не придумает никакой сатрап ФСБ, потому что эти больные и их родственники не могут достать копеечные обезболивающие, используемые эффективными больничными менеджерами для личного обогащения в рамках наркоторговли. Я читал про одного российского генерала, который застрелился, чтобы избежать этих мучений. Так умер в России мой тесть и еще более страшно умер свёкор моей второй жены. Он кричал своему сыну (первому мужу моей второй жены): "Ты не представляешь, какая это боль!" Вскоре после его смерти и под её впечатлением, этот сын -- сорокалетний военный лётчик и хоккеист -- тронулся умом и повесился.

Мне самому посчастливилось поселиться более 25 лет назад в гуманной цивилизованной стране -- Канаде, и у меня самого есть личный опыт рака, который у меня диагностировали чуть менее, чем 2 года назад. (Временны́е данные я привожу для того, чтобы вы не подумали, что я уехал из России по медицинским соображениям. Этот мой недавний рак -- первая в моей жизни серьёзная болезнь; в общем, грех жаловаться, пожил я немало вполне благополучно.) В ноябре 2018 года мне сделали серьёзную полостную операцию по удалению опухоли. Когда я очнулся, я увидел венозный катетер на руке с трубочкой, ведущей к пластиковому мешку для внутривенного вливания. Как мне объяснили, там был морфин; при боли мне нужно было лишь нажать кнопку, и автоматический дозатор ввёл бы морфин в кровь. Боли у меня не было, кнопку я не нажимал, тем более, что опасался обрести зависимость. Когда катетер отсоединили, я, довольный собой, спросил: "Поскольку я ни разу не использовал раствор, будет ли он пригоден для использования кем-либо еще?" -- "Нет," -- ответили мне, -- "Он будет уничтожен, поскольку он был открыт, и его стерильность была нарушена". Я не знаю, сколько я еще проживу, но, по крайней мере, я могу надеяться, что в случае сильной боли я всегда получу свою дозу морфина.

Итак, миллионы советских людей, включая множество детей, подвергнуты страшным мучениям гайдарочубайсами. И почему-то либералы никак не озабочены морями слез замученных ими детей. Хотелось бы гайдарочубайсов наказать в достаточной мере, соответствующей чудовищности их преступлений, в том числе и для этого, чтобы предупредить такого рода государственные преступления в будущем. Думается, гуманная смерть от пули в затылок была бы совершенно неадекватной их преступлениям. Публичная смерть, скажем, на колу более соответствовала бы тяжести содеянного.

Но пытки могут иметь и оправданный практический смысл. Как вернуть награбленное гайдарочубасами и их выкормышами, которое они перевели на заграничные счета и т.п. -- то, награбленное, что может спасти миллионы российских детей? Думается, только пытками, причем здесь уместно будет пытать не только их самих, но и членов их семей, включая невинных детей: пытки этих невинных предупредят умышленные или природные мучения миллионов невинных, ставших или могущих стать жертвами преступлений гайдарочубайсов или, скажем, агрессоров, чью агрессию можно предупредить или победить с помощью пыток. Могут ли от пыток, разрешённых из лучших побуждений, пострадать невинные? Разумеется, могут, но это всё -- игра случайности, и статистические закономерности могут обеспечить количество спасённых, многократно превышающее количество невинно пострадавших.

Если бы у меня была власть, запретил ли бы я пытки? Да, запретил бы, но только потому, что я -- человек малодушный, и я боялся бы сам быть подвергнутым пыткам. Однако благородно ли это -- запретить важный инструмент борьбы за справедливость и благополучие всего человечества ради того, чтобы спасти лично себя?

2. А теперь перейдём к христианскому представлению об этом предмете. В беседе у Кураева я написал:
Фразу "Всякая власть от Бога" не следует понимать, что власть может быть хорошей, а если она плохая, то у Бога есть на то Свои соображения. Её следует понимать так: христианин вообще не ставит вопрос о качестве власти -- это и вне пределов его компетенции, и вне пределов его интереса, каковой, как вам известно, состоит не в усовершенствовании сего света, а в заботе о собственной душе.

Поэтому батюшкино политиканство ну совершенно не христианское.
Некая дама по имени Ольга мне возразила, процитировав меня:
... а в заботе о собственной душе. Согласие с тем, что людей пытают в застенках - это забота о собственной душе?
Я напишу здесь свой ответ Ольге.

Во-первых, людей пытают без нашего ведома, так что в нашем согласии никто не нуждается. Однако, принимаю ли я за должное описанные у Кураева пытки? Нет, ни в коем случае! Пожалуй, было бы справедливо заставить этих палачей пытать друг друга. Но это позиция совершенно нехристианская.

Представьте себе, что где-то на Суматре нашли дикаря, который не имеет никакого понятия о современной медицине. И вот он случайно оказался в больнице и увидел, что в операционной хирург делает разрез в теле пациента. Возмущенный этим "изуверством" дикарь врывается в операционную, вырывает у хирурга "орудие мучительства" -- скальпель и вырубает его самого ударом дубины. "Упс", -- сказали бы в этом месте американские зрители, -- "Ошибочка вышла".

Вы можете возразить: хирург вмешивается в организм пациента из лучших побуждений, а ФСБ-шные сатрапы мучают людей за деньги или для собственного удовольствия. Однако всё на свете, в том числе и зло, творится в мире по попущению Божьему, и, следовательно, Он видит в этом зле какой-то смысл, в том числе и в слезинках замученных детей. Какой смысл? Мы можем только гадать -- пути Господни неисповедимы. Достоевский, очевидно, не догадался.

Однако я приведу по этому поводу другой пример, который, удивительным образом, никто еще не осмелился воплотить в виде текста или фильма, насколько я знаю. Представьте себе некую группу хорошо вооруженного спецназа, попавшего в результате путешествия во времени в Иерусалим в Страстную Седьмицу (кажется, такие персонажи называются "попаданцами"). И вот они совершают дерзкий налёт на римскую охрану и вырывают Иисуса из лап мучителей, предотвращая самое чудовищное преступление в истории мира -- пытки и казнь Сына Божьего. Как вам такой сюжет?

Можно, наверное, догадаться, что это было бы очень глупо: попаданцы вмешиваются в промысел Божий в попытках его "улучшить". Так вот, христианин не ставит перед собой цель улучшить промысел Божий.

ДОПОЛНЕНИЕ

Ювенальная юстиция -- неизбежное зло?

Нас шокирует недавно возникшая ювенальная юстиция властным и бесцеремонным вторжением в наш дом-нашу крепость, в нашу семью, которая до совсем недавнего времени казалась одним из очень немногих безусловных бастионов свободы. Ювенальная юстиция кажется ещё одним механизмом разрушения нашей свободы и наших семейных связей, навязанным нам становящимися всё более тоталитарными либеральными правящими режимами. В связи с этим не могу не вспомнить тов. М.Хазина, являющегося одним из самых страстных обличителей ювенальной юстиции как непосредственной угрозы обществу.

Однако труды тов. anlazz позволяют взглянуть на ювенальную юстицию в несколько ином свете. Приведу только пару абзацев из его всегда обширных рассуждений:
Итак, как было сказано в предыдущем посте , то, что мы привыкли считать «традиционной семьей», на самом деле не только не имеет отношение к традиционной семье, как таковой. (Т.е., к существовавшему тысячелетия способу общежития, имеющему в своей основе семейное производство.) Более того, он имеет весьма малое отношение даже к той форме «нуклеарной семьи», которая возникла после перехода к индустриальному капитализму. В том смысле, что, «воссоздаваясь» в 1970-1980 годах после длительного периода хиповских «шатаний» - с их принципом «свободной любви», наркотрипами и отсутствием постоянного места проживания – «неотрадиционая» семья оказалась скорее «срисована» с некоторой идеальной картины, нежели с действительно бытовавших когда-то отношений. (Разумеется, понятно, что хиппи в 1960 годы составляли малую часть населения – однако именно их идеи господствовали среди молодежи.)

Это проявилось, скажем, в том плане, что в указанной форме взаимодействия изначально предполагался принцип «равенства супругов», тогда, как не только для традиционной, но и для «нуклеарной» семьи подобная вещь была просто невозможной. В том смысле, что до указанного времени (1970-1980 годов) само собой разумеющимся было то, что в семье есть только один «хозяин» - муж. Вокруг которого и выстраивается семья. Этот принцип казался настолько нерушимым, что сохранился даже в «мире сахарных картинок» семейного бытия, создаваемых в США 1950 годов. Т.е., в мире, где, казалось бы, все пережитки патриархата оставались далеко в прошлом. (Американские женщины добились реального равноправия еще в 1920 годах.) Однако нет: несмотря на все декларации и законы, роль женщины в подобной семье все равно оставалась исключительно подчиненной. Более того – эта роль так же, как и раньше, фактически сводилась к роли «добровольной прислуги», без которой указанная «карамельная культура», с ее просторными домами и многочисленными детьми была бы просто невозможно. (По той простой причине, что на поддержание подобного хозяйства уходило много сил, а иметь «настоящую» прислугу в условиях послевоенного экономического подъема было крайне дорого.)
Вкратце, суть его рассуждений состоит в том, что наше идиллическое представление о традиционной семье с браком, освящённом небесами, которую всем нам хотелось бы иметь, не может быть реализовано при современном уровне развития общества. Например, традиционная семья была основана на главенстве мужчины -- отца семейства, -- на подчинённом положении женщины и на большом преимуществе, которое обеспечивалось совместным проживанием в условиях массовой бедности. Все эти факторы постепенно ушли, включая искреннюю неформальную веру в благословлённость семьи свыше, и семейные скрепы, соответственно, ослабли: сейчас семья не рассматривается святыней, которую надо беречь изо всех сил. Отменить семью стало почти так же легко, как и продекларировать. Впрочем, многие сейчас уже не видят необходимость и декларировать семью, то есть регистрировать брак, дабы упростить "развод" -- её ликвидацию.

Поскольку семейные отношения приобрели крайнюю легковесность, возникла необходимость поддержать и защитить детей, возникающих в этих легких отношениях, так как теперь они пребывают не в доме-"крепости", а в почти никого ни к чему не обязывающем союзе, зачастую краткосрочном. Не это ли причина появления ювенальной юстиции?

Пишет русская тётка... Или уже нерусская?

Все это в одном абзаце:
Ваш ребенок бегает и кричит по квартире, вы беситесь и хотите буркнуть на него и тут подумайте: «А сколько лет Киану Ривзу? Матрица так давно снята, ему под сорок или уже пятьдесят?». Вы и не заметите как забудете буркнуть, а ребенок все так же бегает, но это вас уже не так раздражает. Вы думаете о другом. А если опять захочется накричать - опять сбейте уже приятным воспоминанием о походе с ребенком в кино на Джона Уика и что через пару лет выйдет продолжение. ... а «скоро закат и орки могут напасть на нас, нужно спешить и выбираться из леса! Что делать если мы не успеем?»
Русская культура для неё уже не существует, не говоря уже о такой мелочи, как синтаксис русского языка.

P.S. Только что забанил Козла Франка -- попался, сцуко, под горячую руку!