Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Почему я сталинист?

Collapse )

Засим приглашаю вас в мой дневник, и да не будет душа сталиниста для вас потёмками: мои рубрики (tags).

ДОПОЛНЕНИЕ: Ниже следует одна из лучших коротких публикаций о Сталине.

Оригинал взят у albert_lex в Споры о Сталине
Collapse )


Сергей Рыченков, Публикуем товарища Сталина. Заметки на полях издания «Сталин. Труды». Заметка 24.

https://ljsear.ch/ Поиск по архивам Живого журнала 2000–2017 годов

Как упоительны в Америке вечера: Детский труд в Америке начала XX века

Детский труд в Америке XX века: фотографии детей на угольных и цинковых шахтах

Похрустев, если повезёт, французской булкой, белые американские дети спускались в шахту; правда, упоительный вечер уже не заставали, так как работали по 14 часов в сутки...



Патернализм и либерализм -- две стороны одного инфантилизма

Что такое "патернализм"? Латинское слово pater означает "отец"; патернализм -- это политическое устройство, в котором вождь-"Отец народов" решает, как лучше жить простолюдинам, поскольку он знает лучше, что для них хорошо или плохо. Типичный пример -- сталинизм. При таком устройстве все люди рассматриваются как большие дети, которые наделают бед, если предоставить их самим себе. Это я и подразумеваю под употреблённым в заголовке слове "инфантилизм".

В эпоху Просвещения просвещённые люди пришли к выводу, что человечество уже повзрослело, и все люди могут сами успешно определять свою судьбу. Так возник либерализм (liber -- свободный). Простолюдинам эта идея, конечно, понравилась: "Что хочу, то и ворочу!" Постепенно "оковы пали" -- разумеется, потому что умные "патеры" у власти это позволили, -- и в мире воцарился либерализм.

Однако, если вдуматься, либерализм тоже апеллирует к детскому в человеке, потому что желание полной свободы -- это желание сугубо детское; ребёнок ничего не знает об опасностях мира, для него весь мир -- добрый, как мама. Покажите мне годовалого малыша, который не хотел бы полной свободы. В то же время взрослый человек способен осознать, что иногда лучше отказаться от полной свободы для своей собственной безопасности. Например, европеец в джунглях Амазонки будет мечтать о "патере"-проводнике, который будет контролировать, по возможности, каждый его шаг. Ребёнок в таких обстоятельствах скажет: "Хочу купаться!" и пойдет купаться в Амазонку, где его растерзают пираньи. Или он скажет: "Хочу поиграть с этой красивой разноцветной змейкой!" и получит смертельный укус. Взрослый способен осознавать, что существуют опасности, о которых он знает очень мало, и предпочтёт исполнять каждую рекомендацию проводника.

Либерализм в чистом виде, таким образом, -- это вполне инфантильная потребность, потребность капризного ребёнка, который в большей или меньшей степени сидит в каждом взрослом. Либерализм демагогически провозглашает физиологически взрослых людей способными наилучшим образом управлять своей жизнью и даже жизнью всей страны с помощью демократии.

Однако кто доказал, что физиологически взрослые люди обрели в процессе взросления достаточный уровень мудрости, приобретя, тем самым, существенное превосходство над духовным развитием ребёнка; стали качественно выше ребёнка по своему опыту и способности к мышлению? Да никто. Где критерий: вот это -- ребёнок, и мы имеем право ограничивать его свободу, а это -- взрослый, и он достаточно развит, чтобы принимать решения не хуже нашего? Неужели возраст? Но это же совершенно очевидно, что есть множество взрослых людей, по интеллекту и способности принимать решения уступающих отличнику-пятикласснику. Как показывает опыт, лишь немногие взрослые превосходят умственные возможности отличника-десятиклассника.

Отсюда можно заключить, что патерналистский подход -- отношение к взрослым как к большим детям -- имеет гораздо больше эмпирических оснований, чем грубая демагогическая либеральная лесть, адресованная к этим взрослым детям.

Суммируя сказанное, повторю: либерализм отличается от патернализма тем, что первый декларирует способность человека 18-ти и старше лет принимать качественные решения в своей жизни и жизни всей страны. Но это же догма, которая нуждается в доказательствах, а исторический опыт как раз доказывает обратное!

Хорошая иллюстрация -- принятый под предлогом чрезвычайного ковидного положения в сверх-либеральной Канаде закон "Stay at home" (сиди дома, не гуляй), который под страхом финансовых и даже уголовных кар запрещает значительно удаляться от дома без очень веских причин, тем более запрещая, к примеру, ходить в гости, даже к родственникам. А это ведь вопиющий патернализм: власти этим законом объявили, что они не доверяют взрослым людям принятие решения о том, в каких обстоятельствах это будет безопасно -- покинуть своё жилище или пойти в гости! По иронии судьбы, взрослым канадцам не доверяют даже такое простое решение, при этом сохраняя за ними право решать на демократических выборах, кто будет править страной! Не кажется ли вам, что второе решение требует гораздо больше умственных и моральных компетенций, чем первое?

Откуда есть пошёл комплекс неполноценности русских?

Вчера наш прогрессистский пострел alex_rozoff потребовал удалить гуманитарные предметы из школьной программы, включая литературу.

А сегодня, в разговоре с дочерью, я рассказал, что, будучи рождённым в селе в Северном Казахстане и проживши там примерно до 6 лет, я всегда любил город, даже тогда, когда мы еще не переехали в город, а только навещали в городе родственников, а этот город был в 200 километрах от нашего села, и он был ближайшим.

С чего бы это? Я попытался залезть в свою детскую душу, дабы отрефлексировать это странное пристрастие, вспомнил красиво иллюстрированные сказки про Кота в сапогах, Золушку, Чиполлино в прекрасных средневековых городах и замках, которые до сих пор вызывают в душе сладкие мечты о жизни в Европе, и подумал: великая русская литература вся была написана для взрослых. Писатели прошлого -- властители душ -- не опускались до детей, это был не их масштаб. Поэтому львиная доля детской литературы на русском языке была импортирована, переведена с иностранных языков -- с немецкого, французского, итальянского. Вот она-то и отравила нам душу, вырастила нас иванами, не помнящими родства, маленькими моральными уродами, мечтающими стать подобными европейцам. Отсутствие русского культурного духовного влияния на русских детей наделило их этим комплексом неполноценности, что потом проявилось в жутких экспериментах над русской жизнью и в огромном количестве предателей.

Парадоксальным образом, alex_rozoff, может быть прав: чем такая евроцентричная литература, так, не доставайся же никому может быть, лучше пусть не будет никакой? Возьмите к примеру, чеченцев, у которых, наверное, никакой литературы не было и не навязывалось: у них нет никакого комплекса неполноценности по поводу их дикого племени, наоборот, они преисполнены гордостью и чувством превосходства над "руснёй".

Материнский инстинкт: Миф или реальность?

Мы привыкли думать, что у девушек и женщин существует подсознательная потребность иметь ребёнка и быть ему матерью. В советское время предполагалось очевидным, что девочкам хочется играть "в маму" с пупсиками и другими куклами.

Но действительно ли девочкам этого хочется, или это то, что сейчас модно называть "навязыванием гендерной роли", то есть внедрение в сознание девочки впечатления, что это она сама хочет быть мамой?

(В моей собственной семье случайно возникло такого рода навязывание. Как-то моей младшей дочери, когда ей было года 2-3, подарили большого игрушечного жёлтого утенка. Он ей, вроде бы, полюбился, и мы стали раз за разом находить и дарить ей игрушечных желтых утят, как бы предполагая очевидным, что это её любимцы. В конце концов и она сама, наверное, поверила, что она любит утят, и у неё скопилась большая их коллекция. Мне до сих пор стыдно за эту манипуляцию.)

То, что в традиционном обществе существовала потребность в такого рода навязывании, объяснить достаточно легко: для выживания в пожилом возрасте люди нуждались в детях, которые их будут поддерживать, а потому нуждались и в семье. Наличие семьи и детей было вопросом жизни и смерти. Неудивительно, что культура выработала соответствующую мифологию: "... посему оставит человек отца и мать и прилепится к жене своей, и будут два одною плотью, так что они уже не двое, но одна плоть." Эти слова Иисуса являются очевидным компромиссом: высшая святость -- в безбрачии:
ибо есть скопцы, которые из чрева матернего родились так; и есть скопцы, которые оскоплены от людей; и есть скопцы, которые сделали сами себя скопцами для Царства Небесного. Кто может вместить, да вместит. Мф.19:12
Однако такой подвиг мало кому по силам, поэтому нужно хотя бы ограничить половую жизнь одним партнёром.

Однако единобрачие естественным образом проистекает из полового инстинкта: мужчина хочет, чтобы женщина распросраняла только его семя, но существует ли инстинкт потребности в детях, или для эволюции достаточно лишь потребности в половых отношениях, при которых дети оказываются лишь побочным эффектом, нередко нежеланным?

Я обращаюсь к вам, современные девочки и девушки эпохи после исторического материализма и разгула свободы от всех и всяческих моральных обязательств: действительно ли вам хотелось или хочется играть в куклы и представлять себя мамой? Действительно ли вам, свободным от разных традиционных химер, хочется иметь детей?

Чувствуете ли вы внутреннюю, не навязанную потребность иметь детей?

Да, несомненно
3(100.0%)
Скорее да, чем нет
0(0.0%)
Скорее нет, чем да
0(0.0%)
Нет
0(0.0%)
Ага, щас всё брошу и пойду рожать
0(0.0%)
Другое (прошу объяснить в комментарии
0(0.0%)


ДОПОЛНЕНИЕ: Вопрос на пятерку
Я написал: "большого игрушечного жёлтого утенка". Здесь три прилагательных; в правильном ли порядке я их расставил? Я не уверен. В английском языке есть строгое правило на этот счёт, есть ли в русском?

Что делает семью семьёй

Представьте такое событие: идёт мужчина по улице, и вдруг инфаркт: он падает и, превозмогая боль, из последних сил хрипит подоспевшему прохожему: "Передайте жене, что ..." Что же будет то важное, что он захочет передать жене в последние секунды своей жизни?

Эта ситуация отражена в нашем русско-советском фольклоре. Всем, кому посчастливилось застать советское время, хорошо известна песня:
Он упал возле ног
Вороного коня,
И закрыл свои карие очи.
Ты, конёк вороной,
Передай дорогой,
Что я честно погиб за рабочих.
Многие также знают и эту:
А первая пуля, а первая пуля,
А первая пуля ударила коня,
А вторая пуля, а вторая пуля,
А вторая пуля-дура ранила меня.
....
А жена поплачет, выйдет за другого,
За мово товарища, забудет про меня,
Жалко только волю во широком поле,
Жалко мать-старушку да буланого коня.
Какая песня кажется более реалистичной? Так ли уж будет озабочена жена первого героя судьбой борьбы за освобождение рабочего класса? Это вряд ли. Дело, скорее всего, пойдет по сюжету второй песни.

Если немного подумать, то умирающий мужчина, скорее всего, подумает о самом основном, примордиальном и, не побоюсь этого слова, хтоническом общем интересе, который его связывает с женой -- о чём-то, заложенном глубоко в подсознании, в первобытных инстинктах. И что же это может быть?

Конечно, дети, реализация биологического инстинкта размножения -- это то единственное, что придаёт смысл жизни, например, мультимиллиардеру: представьте себе, как обидно уходить из жизни, имея все эти мильтимиллиарды! И тут дети приходятся очень кстати: они возьмут на себя проблему решения главного вопроса жизни: что с этими мультимиллиардами делать?

Таким образом, только дети являются тем связующим, что цементирует семью в единую социальную ячейку: проистекающая из генетического кода забота о них способна преодолеть животный же эгоизм просто устроенного человека.

Семья без детей -- это только зародыш семьи, её призрак, симулякр. Как сказал классик, "Всё обман, всё мечта, всё не то, чем кажется..."

Между прочим, а английском языке фраза "создать семью" является эвфемизмом фразы "завести детей"; самое первое определение семьи в авторитетном английском толковом словаре Merriam-Webster таково:
Семья -- это основная единица в обществе, традиционно состоящая из двух родителей, растящих своих детей.


Сюжет для небольшой картины: "Маленькое детское горе"

Зачем я не художник?! Я хотел бы написать такую картину.

В песочнице сидит кружком группа пятилеток и что-то совместно строит. В стороне, в другом углу песочницы, сидит одинокий мальчик (или девочка, не важно), их ровесник, и тоже пытается что-то строить. Он изо всех сил пытается доказать себе и другим, что всё идет своим чередом, что всё в порядке, что он -- не изгой, отторгнутый группой, что он не обречён на одиночество...