Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Почему я сталинист?

Collapse )

Засим приглашаю вас в мой дневник, и да не будет душа сталиниста для вас потёмками: мои рубрики (tags).

ДОПОЛНЕНИЕ: Ниже следует одна из лучших коротких публикаций о Сталине.

Оригинал взят у albert_lex в Споры о Сталине
Collapse )


Сергей Рыченков, Публикуем товарища Сталина. Заметки на полях издания «Сталин. Труды». Заметка 24.

https://ljsear.ch/ Поиск по архивам Живого журнала 2000–2017 годов

Хочешь быть сильным?

Оборотная сторона силы -- способность нанести вред слабым. Поэтому сильному, если он хочет быть нравственным, требуется гораздо больший уровень ответственности и морального самоконтроля.

В паре мужчина-женщина с мужчины гораздо больший спрос. Тем более с родителя в паре родитель-ребёнок.

То же относится к правителям сильных государств.

Сквозь строй



В заметке выше приводятся свидельства очевидцев из высших слоёв российского общества XIX века, например, графа Толстого, о широко распространённом методе наказания солдат шпицрутенами, то есть розгами, когда наказуемых пропускали несколько раз сквозь строй из, к примеру, тысячи солдат, каждый из которых бил по спине, причём пропускали несколько раз. Кожа и мышечные ткани отлетали, обнажая белые ребра и лопатки. Если солдат терял сознание и был близок к смерти, его отправляли в лазарет, чтобы потом продолжить наказание. Солдаты молили о смерти, но приходили они к ней лишь в результате чудовищных мучений.

После этого истории об утопленных кровавыми большевиками баржах с царскими офицерами или расстрелянной семье Николая II выглядят не так уж душераздирающе, не правда ли? Наоборот, как жаль, что из царских семей была расстреляна только одна.

Я сначала не хотел приводить в своём дневнике этот материал -- пропагандистов и без меня хватает, но потом мне пришло в голову некоторое соображение, которое мне кажется интересным.

Итак, в Российской Империи, которую мы потеряли, солдат массово убивали, но с какой целью и почему именно таким способом? Я просто хочу, как говорят американе, надеть сапоги тогдашней российской элиты и найти хоть сколько-нибудь разумное обоснование этого изуверства.

Ну, хорошо, суровые российские законы требовали карать более или менее мелких нарушителей, чтобы они не теряли почтения к власти. Ну, расстреляйте солдата, ну, повесьте его, почему же надо подвергать его смерти столь мучительной и медленно приходящей? Это попахивает садизмом, наслаждением от мучений ближнего, которые нарочно продлеваются на как можно более длительный срок...

Однако думать так плохо о российской аристократии было бы чрезмерным усугублением её вины. Эта аристократия была не была такой уж садистской, как не были такими уж садистами "цивилизованные" англичане, охотно перенявшие у своих американских противников дикарский обычай коллекционирования скальпов. И в том, и в другом случае -- и в царской России, и в демократических британских колониях, а затем в их объединении, получившем название "Соединенные Государства Америки", элита просто не считала нижние социальные слои "ближними", то есть принадлежащими к одному с ними биологическому виду; русские дворяне и английские авантюристы просто вообще не считали людьми русских мужиков и индейцев, соответственно. Поэтому русский офицер, замучивший казнью шпицрутенами солдата, придя домой в прекрасном расположении духа на ужин, мог оказаться нежнейшим мужем и отцом.

Это называется расизмом, и это, к сожалению, неизлечимо; лекарство здесь применимо только одного сорта: пуля в затылок или, например, утопление в барже, что и было справедливо осуществлено большевиками и сталинскими палачами. Перефразируя Маугли и Киплинга, можно сказать: мы с вами действительно не одной крови, и вместе нам не сойтись.

Петербург или Ленинград?

Мне до сих пор надо сделать над собой некоторое усилие, чтобы назвать этот город "Петербургом". Почему мне претит это слово? По нескольким причинам.

1. Не потому, что мне хочется ассоциировать город с Лениным. Название "Ленинград", когда его ввели в 1924 году, было абсолютно дикарским и ублюдочным. Очевидно, по мысли авторов, оно должно было способствовать поддержанию культа Ленина, а культ -- это убого и отвратительно. Вообще, переименовывание -- свойство дикарей, верящих в магию слов.

Однако, переименовали, сделали такую ошибку, и можно было бы и остановиться. В конце концов, название города -- это идентификатор, который с течением времени начинает всё больше и больше ассоциироваться с предметом идентификации. В Британии, например, высший рыцарский орден называется "Орден Подвязки", и никто не возмущается, мол, чего это они тут нам говорят о предмете интимного женского туалета. Это просто идентификатор, не хуже и не лучше чем АС7ыв*.

Город в качестве Ленинграда обрёл свою уникальность, мало связанную с дореволюционной историей.

2. Какова была цель бандерлогов, переименовавших "Ленинград" обратно в "Санкт-Петербург"? Зачем было менять привычный идентификатор на какой-то другой? Причина известна: это была сублимация их зоологической ненависти к Советской власти, из которой, в свою очередь, по идиотскому принципу "враг моего врага -- мой друг", вытекало их желание сотворить культ из дореволюционной России. Между тем Пётр I был одним из самых гнусных тиранов России, погубивший жизней на порядок больше, чем Ленин. Название "Санкт-Петербург" для меня -- это прежде всего демонстрация звериной антисоветчины, и потому оно мне омерзительно.

Да, чтоб два раза не вставать: антисоветчик -- это всегда или мерзавец, или дурак, и всегда омерзителен.

Песня Остапа Бендера из фильма 1971 года -- географическая бессмыслица

Где среди пампасов бегают бизоны,
А над баобабами закаты, словно кровь,
Жил пират угрюмый в дебрях Амазонки,
Жил пират, не верящий в любовь.

Пампасы -- юго-восток Южной Америки, субтропики;
бизоны -- в Северной Америке и Европе;
баобабы -- в Африке;
дебри Амазонки -- джунгли экваториальной Южной Америки, очень далеко от пампасов.

Четыре перечисленные области никак не пересекаются, и только две из них -- пампасы и дебри Амазонки -- находятся на одном континенте -- в Южной Америке.

Какова цель нового бума по поводу нового вируса: Подготовка переворота в Китае

Очень интересный специалист по Китаю Н. Вавилов убедительно показывает, что проамериканская социалистическая организация комсомола Китая начала бунт с намерением сбросить власть Коммунистической партии Китая, используя для этого фальшивую тревогу по поводу нового вируса:

Ще не вмерла демшиза!

До сих пор отовсюду мы слышим стоны: "Сталин, Берия, Гулаг, миллионы расстрелянных, Бутовский полигон" и т.п. Но издают их люди с жестким двоичным мышлением: "Сталинский режим -- это очень плохо, поэтому любая альтернатива -- это хорошо". В этой убогой логике есть существенные слабые места, которые я и хочу обсудить.

1. Что такое "плохо"? Это ведь не абсолютное понятие. Например, то, что человек смертен, это плохо? Наверное, это мало кому нравится, но есть ли альтернатива? Можно ли устроить жизнь так, чтобы люди не умирали? Никак. Поэтому сетования на смертность людей, по меньшей мере, непродуктивны.

2. Итак, говоря, что "сталинский режим -- это плохо", надо представить его в историческом контексте, оценить альтернативы и сравнить с геополитическим окружением. И тогда может оказаться, что лучших альтернатив не было.

3. Допустим, однако, что Гулаг -- это действительно было плохо. Значит ли это, что страны, в которых не было Гулага, непременно хороши? Никак. Таким образом, нормальный человек может думать о том, был ли Гулаг злом и в какой мере, но это не значит, что он должен впадать в эйфорию от мыслей о капитализме, демократии и западных странах: в них тоже, вероятно, было и есть зло, и, вероятно, немалое. Этот свет вообще жесток и несправедлив, и осознавать это объективно -- совершенно нормально, не следует лишь измышлять себе идолов для утешения. (См., для примера, выразительный эпизод в фильме Дом под звездным небом в момент 1:26:24 -- это пара минут после того, как вы откроете эту ссылку.)

4. Среди антисоветских диссидентов было лишь несколько, способных к интеллектуальной честности, то есть к объективным, непредвзятым оценкам разных стран: на память приходят Зиновьев и Солженицын. Последний, конечно, редкий подлец, но, однако, приехав в США, он не стал петь им дифирамбы, начав, наоборот, лезь и им в кость.