Category: кино

Category was added automatically. Read all entries about "кино".

Почему я сталинист?

Collapse )

Засим приглашаю вас в мой дневник, и да не будет душа сталиниста для вас потёмками: мои рубрики (tags).

ДОПОЛНЕНИЕ: Ниже следует одна из лучших коротких публикаций о Сталине.

Оригинал взят у albert_lex в Споры о Сталине
Collapse )


Сергей Рыченков, Публикуем товарища Сталина. Заметки на полях издания «Сталин. Труды». Заметка 24.

https://ljsear.ch/ Поиск по архивам Живого журнала 2000–2017 годов

Песня из фильма "The Big Lebowski" и другие маленькие хитрости английского языка

I woke up this morning with the sundown shining in
I found my mind in a brown paper bag within
I tripped on a cloud and fell-a eight miles high
I tore my mind on a jagged sky
I just dropped in to see what condition my condition was in


Обратите внимание на забавную последнюю строку. Я вспомнил эту песню, когда писал что-то вроде этого:

The way of how deep the projection restart is is determined by the mobile device.

Обратите внимание на два is в середине. Как вы думаете, можно так написать? Понятно ли, что я хотел сказать? Если можно написать лучше, то как?

P.S. Не всё ж танго Бендера Гайдайского мусолить...

Песня Остапа Бендера из фильма 1971 года -- географическая бессмыслица

Где среди пампасов бегают бизоны,
А над баобабами закаты, словно кровь,
Жил пират угрюмый в дебрях Амазонки,
Жил пират, не верящий в любовь.

Пампасы -- юго-восток Южной Америки, субтропики;
бизоны -- в Северной Америке и Европе;
баобабы -- в Африке;
дебри Амазонки -- джунгли экваториальной Южной Америки, очень далеко от пампасов.

Четыре перечисленные области никак не пересекаются, и только две из них -- пампасы и дебри Амазонки -- находятся на одном континенте -- в Южной Америке.

Ще не вмерла демшиза!

До сих пор отовсюду мы слышим стоны: "Сталин, Берия, Гулаг, миллионы расстрелянных, Бутовский полигон" и т.п. Но издают их люди с жестким двоичным мышлением: "Сталинский режим -- это очень плохо, поэтому любая альтернатива -- это хорошо". В этой убогой логике есть существенные слабые места, которые я и хочу обсудить.

1. Что такое "плохо"? Это ведь не абсолютное понятие. Например, то, что человек смертен, это плохо? Наверное, это мало кому нравится, но есть ли альтернатива? Можно ли устроить жизнь так, чтобы люди не умирали? Никак. Поэтому сетования на смертность людей, по меньшей мере, непродуктивны.

2. Итак, говоря, что "сталинский режим -- это плохо", надо представить его в историческом контексте, оценить альтернативы и сравнить с геополитическим окружением. И тогда может оказаться, что лучших альтернатив не было.

3. Допустим, однако, что Гулаг -- это действительно было плохо. Значит ли это, что страны, в которых не было Гулага, непременно хороши? Никак. Таким образом, нормальный человек может думать о том, был ли Гулаг злом и в какой мере, но это не значит, что он должен впадать в эйфорию от мыслей о капитализме, демократии и западных странах: в них тоже, вероятно, было и есть зло, и, вероятно, немалое. Этот свет вообще жесток и несправедлив, и осознавать это объективно -- совершенно нормально, не следует лишь измышлять себе идолов для утешения. (См., для примера, выразительный эпизод в фильме Дом под звездным небом в момент 1:26:24 -- это пара минут после того, как вы откроете эту ссылку.)

4. Среди антисоветских диссидентов было лишь несколько, способных к интеллектуальной честности, то есть к объективным, непредвзятым оценкам разных стран: на память приходят Зиновьев и Солженицын. Последний, конечно, редкий подлец, но, однако, приехав в США, он не стал петь им дифирамбы, начав, наоборот, лезь и им в кость.

"Осенний марафон" -- оказывается, товарищи не понимают

"Осенний марафон" по сценарию замечательного советского драматурга Александра Володина (Александра Моисеевича Лифшица) -- мой самый любимый советский фильм. Что ещё я люблю из советского кино? Пожалуй, "Пять вечеров" того же автора. А больше ничего в голову не приходит.

Я посмотрел "Осенний марафон" сразу после его выхода в кинотеатры -- в январе 1980 года в г. Сосновый Бор под Ленинградом, куда я приехал устраиваться на работу после окончания физфака МГУ. По иронии судьбы, меня на работу не взяли, потому что, как мне объяснили, на Ленинградской АЭС произошло какое-то чрезвычайное происшествие, и поэтому все планы по найму отменены. В результате я пошёл в аспирантуру физфака, что было, конечно, гораздо интереснее.

Фильм я оценил сразу, а потом смотрел еще несколько раз, поражаясь тонкости и точности диалогов и филигранной игре актёров. Поэтому у меня как-то не укладывается в голове, что некоторые люди совершенно не видят прелести этого фильма. Причём один из этих людей -- моя бывшая жена. (Вероятно, поэтому она и бывшая.)

А сейчас редакция ЖЖ мне подбрасывает заметку Советский артхаус глазами другого поколения некоего недалёкого уже постсоветского верхогляда, который смешал в кучу несколько неплохих советских фильмов, включая "Осенний марафон", и всех их скопом покрыл презрением.

Не буду писать про другие фильмы, но "Осенний марафон" -- это моё, как говорил его герой Бузыкин.

Итак, в чём прелесть фильма? Главный герой Бузыкин -- милейший и добрейший человек, который не может не творить добро для окружающих. Однако он не может творить это добро, не будучи патологическим лжецом. В результате те, для кого он творит добро, его ненавидят или презирают. Название фильма "Осенний марафон" очень неудачное, для него идеально подошло бы название "Ирония судьбы".

У Бузыкина есть любовница, но она у него есть не потому, что он испытывает к ней вожделение, а только потому, что ему жалко её оставить. По этой же причине он живёт с женой. Он живёт не для себя, а ради близких ему женщин.

Одна из идей, убедительно показанных в этом фильме, -- не всякий лжец и не всякий изменяющий жене является непременно мерзавцем. Иногда он может оказаться благороднейшим человеком.

Дисклеймер: я сам не лжец и жёнам никогда не изменял.

P.S. Ну а фразы "Бузыкин, у тебя совесть есть?", "Коза закричала нечеловеческим голосом" и "А у нас чуть рукав порвался, и выкинули" вошли в мой домашний лексикон.

P.P.S. После перестройки Басилашвили показал себя дрянным человеком, но в этом фильме он прекрасен.

"Верность" -- плохое подражание плохому фильму "Romance X".

Вышедший в конце прошлого года фильм Верность плох во всех отношениях (можно посмотреть здесь). Насколько я могу судить, он призван доказать, что блядство до добра не доведёт, но это нравоучение настолько банально, а блядство, показанное в фильме, настолько вымучено и нелепо, что я никак не мог понять, как можно браться за фильм с таким беспомощным сценарием, как будто написанным прыщавым подростком-онанистом.

И вдруг меня осенило! Сценаристки (две, очевидно, недалёкие тётки 34 лет) и режиссерша (таджичка?!) Нигина Сайфуллаева -- одна из этих двух тёток -- то ли решили пойти по стопам "классика" французского феминистского кино Catherine Breillat, снявшей, как обычно, плохой фильм Romance X, то ли просто понадеялись, что их плагиата никто не заметит. Явные заимствования из французского фильма -- нежеланный для мужчины оральный секс, навязываемый растерянной героиней, и её нелепый секс в положении безнадёжной жертвы с первыми встречными в антисанитарной обстановке.

Итак, что плохо в этом фильме? Про сценарий я уже сказал. Фильм наводнён полупорнографическими сценами и выглядит почти как примитивное порно, где убогая "история" лишь призвана служить склейкой между эпизодами почти бесчеловечного совокупления. Я не могу объяснить наличие этой порнографии ничем, кроме как желанием привлечь нездоровый зрительский интерес. И при этом мне искренне жаль исполнительницу главной роли Евгению Громову, выглядящую очень приличной, привлекательной и интересной молодой женщиной, которой пришлось сблядовать дважды -- и как героине фильма, и как актрисе на съёмочной площадке, без всякой необходимости принуждённой выставить свои половые признаки на всеобщее обозрение. Я думаю, она сделала это под давлением обстоятельств: 31 год, а всего 6 фильмов. Но таким способом она вряд ли добъётся каких-либо интересных ролей: единожды сблядовавши, кто ж тебе поверит? Жаль, искренне жаль.

Сама актерская игра всех действующих лиц, практически, отсутствует, особенно у Громовой, говорящей монотонным механическим голосом. Впрочем, трагические моменты ей удались.

Специальный диплом жюри «За безграничную веру актёров в режиссёра», выданный фильму на кинофестивале «Кинотавр», выглядит не очень изощрённым издевательством.

Впрочем, создатели фильма заслуживают скорее жалости как награды за смелость, чем презрения.