Category: лингвистика

Category was added automatically. Read all entries about "лингвистика".

Почему я сталинист?

Collapse )

Засим приглашаю вас в мой дневник, и да не будет душа сталиниста для вас потёмками: мои рубрики (tags).

ДОПОЛНЕНИЕ: Ниже следует одна из лучших коротких публикаций о Сталине.

Оригинал взят у albert_lex в Споры о Сталине
Collapse )


Сергей Рыченков, Публикуем товарища Сталина. Заметки на полях издания «Сталин. Труды». Заметка 24.

https://ljsear.ch/ Поиск по архивам Живого журнала 2000–2017 годов

Национальный корпус русского языка следит за вами! : Как я туда попал

Я не люблю жаргонное слово гнобить, но однажды в далёком 2003 году я употребил его в заметке "Так говорил Моисей" альманаха "Лебедь". И надо ж было такому случиться, что моё предложение с этим словом было выбрано в "Национальный корпус русского языка" -- см. ссылку вверху. Доказательство того, что эта заметка принадлежит мне, я оставляю для самых любознательных.

Лингвистический дальтонизм

Я уже упоминал очень интересную публикацию, в которой говорилось о этом, что изучение древнегреческой литературы показало, что у древних греков было плоховато с описанием цветов -- не растений, а цветных зрительных образов. Не только было мало упоминаний цветов, причем почти исключительно черного, белого и красного, но и сами цвета упоминались метафорически, словами вроде "винноцветный", при этом эти метафоры, кажется, противоречат нашему представлению о цветах.

Как бы там ни было, в этой же заметке я отметил одну странность в романских языках:
А слово "голубой" (в хорошем смысле)? Немецкий: "blau", английский: "blue", и, в то же время, итальянский: "blu", французский: "bleu". Кто у кого заимствовал этот корень для одного из основных цветов спектра -- для цвета неба? Поскольку в латинском ничего подобного не было, очевидно, это слово было заимствовано романскими языками из германских.
То есть даже в поздней латыни не было слова "синий" или "голубой", пока не пришли крутые германские мужики и не объяснили, кто теперь здесь хозяин. Кстати, современный английский не различает эти оттенки синего цвета.

А как же с нашим великим и могучим русским языком? Много лучше. Вот цвета радуги:

красный, оранжевый, жёлтый, зелёный, голубой, синий, фиолетовый

В этом списке только два слова иностранного происхождения: "оранжевый" и "фиолетовый". (Интересно, что слово "жёлтый", которое считается древнерусским, очень похоже на итальянское слово giallo ("джалло"); вероятно, был общий древний корень.)

Вот мне и интересно: как простые русские люди обозначали оранжевый цвет, который, конечно же, им встречался и до появления апельсинов, например, в виде оранжевого заката, и фиолетовый цвет?

(И ещё по поводу оранжевого. Я жил в Калифорнии, в Сан-Диего (точнее, в его пригороде Chula Vista) недалеко от улицы Orange Street, довольно затрапезной. И все эти три года, что я там жил, эта улица, по которой я ездил на работу, была для меня "Оранжевая улица", хотя ничего оранжевого там и близко не было, кроме, может быть, забора детсада, покрашенного в оранжевый цвет. И только потом я осознал: это же была не "Оранжевая", а "Апельсиновая улица"! То есть там когда-то были или апельсиновые сады, или, по крайней мере, апельсиновые деревья, которые я, конечно, видел в Сан-Диего, но которых давно уже не было на Orange Street.)

О происхождении слова "предмет": Как наши предки пестовали наш язык

Спасибо всем, принявшим участие в опросе Каков корень в слове "предмет"? Как я и ожидал, все многочисленные участники в количестве 3 человек сообщили, что корень этого слова равен ему самому: "предмет". Я бы и сам так ответил неделю назад. Но век живи -- век учись...

Как бы вы отреагировали, если бы я вам сообщил, что "пред-" в этом слове -- приставка, означающая "перед", а корень -- "мет" -- тот же корень, что и у глагола "метать"? Уже бурно реагируете? Попробуйте, однако, найти в этом смысл. Никак? Ну, хорошо, успокойтесь и читайте дальше.

Не буду вас больше томить: слово "предмет" является калькой с европейских слов objet вo французском или object в английском, которые, в свою очередь, происходят от латинского objectus, что является пассивным причастием прошедшего времени, образованным от глагола obicere, состоящего из двух частей: приставки ob-, означающей "перед", и глагола jacere, означающего, гм, "метать".

Понятно теперь, что такое калька? ob- = "пред", jectus = "мет" ("метнутый"). Слово objectus, таким образом, означает "то, что метнули перед собой", или, в переносном смысле, "то, что поставили перед собой для рассмотрения и осмысления" -- "объект", одним словом. Только "объект" -- слово, очевидно, иностранное, а "предмет" -- слово, которое нами воспринимается как совершенно русское. (В аналогичных латинских словах subjectus и injectus первое означает "поставленный ниже" (sub- = "под"), то есть "подданный", а второе -- "введённый внутрь" (in- = "в")).

А случись миграция этого слова в наши дни? Бандерлоги, оккупировавшие нашу страну, в том числе её культурное пространство, написали бы, конечно, ничтоже сумнящеся, "обджект", да и вся недолга! Никакого "предмета" мы бы не получили!

Дальнейшее изложение будет переложением отличной статьи из серии "История слов". (Кстати, эти слова -- "изложение", "переложение", "предположение", "предложение" -- тоже, скорее всего, кальки с немецкого. Например, "предполагать" = voraussetzen --см. этимологический словарь Макса Фасмера, стр. 357).

Слово "предмет" появилось в русском литературном языке только в конце XVII века. Откуда это известно? Просто до этого оно не встречалось в известных письменных источниках. Писатель А.С. Шишков, бывший, в числе прочего, министром народного просвещения (в 1824-1828 гг), критиковал внедрение в русскую речь французских синтаксических конструкций:
Collapse )
Заметим, чтобы осознать описанную нехорошую тенденцию, надо было хорошо чувствовать французский язык, что было свойственно всем русским просветителям, и, возможно, именно поэтому они старались сохранить лексику и структуру русского языка, в отличие от нынешних бандерлогов, уродующих наш язык ежеминутно.

Для тех, кому так и не удалось примирить себя с "метанием" в слове "предмет", еще одна цитата:
Подлинное значение слова ”предмет“ можно видеть из следующего места журнала ”Чтение для вкуса“... 1791, ч. 2, с. 191—192: ”Красные маргаритки и цикорейные цветки, которых блеск более мечется в глаза, нежели блеск золота“» (Будде, Очерк, с. 71).

Похоть и примкнувшие к ней синонимы

В одном из словарей приведены синонимы слова похотливый:

чувственный, сладострастный, развратный, распутный, блудливый, сластолюбивый, любострастный, порочный.

Очевидно, и само это слово, и большинство его синонимов несут явно негативную окраску, например, развратный, распутный, блудливый, порочный. Такая лексика, в свою очередь, является очевидным отражением уничижительного отношения к сексу, глубоко укоренённого в традиционной русской культуре.

Между тем, в связанной статье слово похотливость определяется всего лишь как вполне нейтральное сильное влечение к удовлетворению полового чувства. И, в самом деле, что такого плохого в похоти?

Вопрос этот занимал меня с детства, и лишь совсем недавно я пришёл к более или менее удовлетворяющему меня объяснению: внедрённое русской культурой негативное восприятие похоти в русском сознании основывается на христианской концепции стремления человека к совершенству в соответствии с верой в то, что он создан по образу и подобию Божьему. Учитывая, что половое влечение основано на очень древнем -- в биологическом масштабе в миллионы лет -- примитивном животном инстинкте, очень трудно увидеть в половом поведении какое-либо божественное или хотя бы осмысленное содержание. Более того, в свете последнего, это поведение выглядит нелепым и, что гораздо важнее, постыдным.

Отказ от христианства с неизбежностью привел к оправданию похоти, с последующим оправданием половых извращений, что мы наблюдаем сейчас. Например, соответствующее английское слово lust определяется сейчас подобным приведённому выше способом -- просто как very strong sexual desire, то есть очень сильное половое влечение. Однако несколько столетий назад в Западной Европе похоть/lust определялась в близком нам смысле, например, в работе "Сумма теологии" Фома Аквинский писал:
... где бы ни возникал особый вид уродства, при котором любовный акт становится неподобающим, существует определенный вид похоти. Это может происходить двумя способами: во-первых, из-за противоречия правильному смыслу, что является общим для всех похотливых пороков; во-вторых, потому что, кроме того, это противоречит естественному порядку любовного акта с точки зрения человеческой расы: и это называется «неестественным пороком».
(Звучит довольно косноязычно -- здесь текст на английском.)

Лингвистическая деградация русских

Я сам уже не раз писал о проникающем в русский язык отвратительном обычае использовать уменьшительные суффиксы и сюсюкающую детскую речь по любому поводу. А вот взгляд специалиста: Анна Козлова, "Кто в домике? : Лингвистическая деградация стала массовой, потому что считается «милой»".

Загадочное слово "руль"

Напрашивающаяся гипотеза этимологии русского слова руль -- английское слово rule ("рул"), означающее "управление", "правление". Однако слово руль появилось в русском языке очень давно -- вспомним "без руля и без ветрил" (где слово "ветрило" -- очень древнее русское слово), задолго до периода массового заимствования английских слов, начавшегося в XX веке.

Этимологические словари говорят, что слово руль произошло от голландского roer, что выглядит естественным предположением, поскольку это слово было первоначально морским термином, а вся морская терминология была введена в русский язык из голландского усилиями Петра I. Кроме того, в английском языке слово rule не используется в значении руль: так, управлять автомобилем будет steer (сравните с голландским sturen), соответственно руль -- это steering wheel -- "управляющее колесо".

Однако голландское произношение слова roer сильно отличается от русского произношения слова руль, в отличие от английского произношения слова rule.

Между тем многие исконные слова германского происхождения в английском языке имеют своими предками англо-саксонские слова, сохранившиеся в голландском языке; не произошло ли английское слово rule от голландского roer, как произошло английское слово steer от голландского sturen?

Ответ отрицательный. Английское слово rule -- латинского происхождения, очевидно, внедренное в английский язык из нормандско-французского языка; оно имеет своим предком латинское слово regula -- "прямая палка", от которого произошел позднелатинский глагол regulare, а затем старофранцузский reuler.

Общий предок немецкого и английского языков -- голландский язык

Об этом я уже немного писал. Вот еще пример: глагол "делать" в двух смыслах ("производить какие-то действия" и "изготовлять") на голландском -- "doen" и "maken" -- сравните с английскими "do" и "make" (естественно, английский отбросил окончания неопределенной формы "-en"). В то же время эти слова в немецком -- "tun" и "machen"; в первом слове звонкая "d" заменилась глухой "t", а во втором звук, аналогичный русскому "к", заменился на звук, аналогичный русскому "х".

Удивительным образом, английское словообразование меньше ушло от голландского, чем немецкое, хотя принято считать, что немецкий и голландский -- ближайшие родственники.

ДОПОЛНЕНИЕ. "Вода" -- "water" и на голландском, и на английском, и "Wasser" на немецком.