Category: наука

Category was added automatically. Read all entries about "наука".

Почему я сталинист?

Collapse )

Засим приглашаю вас в мой дневник, и да не будет душа сталиниста для вас потёмками: мои рубрики (tags).

ДОПОЛНЕНИЕ: Ниже следует одна из лучших коротких публикаций о Сталине.

Оригинал взят у albert_lex в Споры о Сталине
Collapse )


Сергей Рыченков, Публикуем товарища Сталина. Заметки на полях издания «Сталин. Труды». Заметка 24.

https://ljsear.ch/ Поиск по архивам Живого журнала 2000–2017 годов

О героях-любовниках, точнее, о любовниках-героях

В силу унаследованных от наших доисторических пращуров генов, женщины любят мужчин, во-первых, физически развитых и, во-вторых, бесстрашных, способных защитить их от посягательств других мужчин.

К удовольствию женщин, физически сильные мужчины зачастую кажутся им бесстрашными, то есть соответствуют значительной части их, женщин, ожиданий.

Однако здесь может скрываться заблуждение. Почему мужчина кажется бесстрашным? Потому что он, например, с готовностью вступает в драку с недоброжелателем. Однако, в большинстве случаев, физически сильный мужчина с готовностью вступает к драку не потому, что он бесстрашный! А почему же? Потому что он уверен в своём физическом превосходстве и потому в лёгкой победе! Более того, он, возможно, вступает в драку не из благородных побуждений, а просто потому, что получает повод безнаказанно удовлетворить свои садистские наклонности.

А на самом деле он может быть жалким трусом...

Женщина вряд ли может преодолеть влечение к физически развитому мужчине -- здесь действует инстинкт, против которого мозг бессилен, но ей стоит критически оценить бесстрашие мужчины, не полагаясь лишь на его драчливость...

"А почему вообще стоит вопрос о преодолении влечения к тому или иному мужчине?" -- спросит внимательный читатель. Однако об этом, -- как обычно пишет уважаемый anlazz, -- понятное дело, надо будет говорить уже отдельно.

"Доверчивые умы. Почему популяризация науки способствует псевдонаучным убеждениям"

Даниил Кузнецов, научный журналист: Чем выше у людей доверие к науке, тем чаще они готовы поверить в лженаучные концепции.

Автор упоминает в негативном ключе известных в Интернете популяризаторов науки Асю Казанцеву и Александра Панчина (scinquisitor), и эти люди, действительно, вызывали у меня плохо осознанную острую неприязнь. Дело, наверное, в их тошнотворном самодовольстве и демонстрируемой уверенности в своей абсолютной правоте, а я, как человек, получивший научное образование на физфаке МГУ и имеющий учёную степень этого университета, хорошо понимаю, что науку можно страстно любить, но никогда нельзя ей вполне доверять, даже если она представляется самыми компетентными и добросовестными учёными; здесь я имею в виду, что любая научная гипотеза может оказаться более или менее ошибочной.

Тем более науке, точнее тому, что нам преподносят как "науку", нельзя вполне доверять в современном захватившем Землю царстве торжествующего чистогана, где иной учоный мать родную продаст ради грантов и престижной позиции.

Записки сумасшедшего: Письмо к учёным соседям по ЖЖ

Начинаются эти записки (см. ниже) так:
В этой статье продолжим разбор релятивистского постулата об искривлении пространства на предмет его логической состоятельности. И рассмотрим конкретный пример, наглядно показывающий, как слабоумные теории подвергаются как бы доказыванию через слабоумные же трактовки наблюдаемых явлений.
Слабоумная теория здесь -- это Общая теория относительности, сформулированная Эйнштейном; ни в коем случае не утверждаю, что она верна, но нападение чрезвычайно невежественного человека на нечеловечески прекрасную гипотезу требует недюжинной уверенности в себе, которую я классифицирую как безумие.

В то же время автор в повседной жизни, наверное, производит впечатление вполне здравомыслящего человека, или его безумие может проявляться и в этом случае, как вы думаете, товарищи?



Кунсткамера: Отборное, концентрированное мракобесие

Самое главное здесь не в том, что авторы фантастических гипотез ниже первобытно невежественны, и даже не в том, что они публикуют бессмысленный вздор -- мы же теперь живём в свободной стране! -- а в том, что они сами в этот вздор верят, что характеризует их как сумасшедших в самом буквально смысле. Впрочем, безобидных сумасшедших, если не принимать во внимание вред, нанесённый "малым сим" -- большому количеству идиотов, которые им поверят, включая larasdvatri123 -- автора подборки ниже.



Об учоных-упрощенцах

Я уже писал об учоных, к которым применимы слова А.Галича: «Бойтесь того, кто скажет: "Я знаю, как надо!"»: это моя заметка Если учёный сказал: "Это так!", то это не учёный, а мошенник. Но не торопитесь открывать её -- там много букв, и от этого вас может постигнуть разочарование. Я выскажусь здесь попроще (хотя, увы, опять получилось много букв).

Ковидобесы и прочие популяризаторы "науки" любят по отношению к нам, здравомыслящим людям, приводить убийственный, с их точки зрения, аргумент: "Как, вы отрицаете науку?!" Да нет, дурачки, мы не отрицаем науку, мы отрицаем учоных, которые говорят, что они знают, как надо. И то, что эти учоные говорят, никакого отношения к науке не имеет.

Вот сегодня мне попалась заметка одного такого учоного, который разглагольствовал, как надо Китай заставить отказаться от угля, чтобы он не потеплял глобально, и он сразу начал вызывать у меня почти подсознательное чувство омерзения. Но если я не согласен с таким учоным, то разве я отрицаю науку? Никак. Я отрицаю честность, и/или квалификацию, и/или умственное развитие такого учоного.

В самом деле, почему этот учоный уверовал в миф об антропогенном глобальном потеплении? Потому что он уверовал в компьютерные модели, которые услужливо предоставляют решения, подкрепляющие этот миф. Предположим, этот учоный искренне верит в эти модели. Значит, он не понимает, что эти модели -- бесконечное упрощение нашего видения бесконечно сложного мира. Это упрощение, которое часто становится профанацией. Ты можешь надеяться, что решения этих моделей будут иметь какое-то отношение к реальности, но надеяться на это можно как на чудо, как мы надеемся выиграть миллион, покупая лотерейный билет.

Таким образом, искренне верящий в компьютерные модели антропогенного глобального потепления -- умственный инвалид, какие бы высокие учоные степени он ни имел. Я не говорю, что эти модели заведомо неверны, я говорю лишь, что шанс их достоверного моделирования исчезающе мал, и не надо быть семи пядей во лбу, чтобы это осознавать. (Мне случилось работать в Институте экспериментальной метеорологии в г. Обнинске, где я занимался такого рода компьютерными моделями, и я хорошо знаю, чего они стоят. Поверьте, немногого. -- Но учёные же над ними работают! -- скажете вы. -- Конечно, работают, ведь кушать хочется всегда...)

И, раз уж речь зашла о компьютерном моделировании, как не вспомнить здесь присной памяти британского учоного Нила Фергюсона, который для всех с таким нетерпением недавно ожидавшихся пандемий гриппа -- свиного, птичьего, и т.д., и, наконец, нынешнего ковида -- тут же бежал скорее к компьютеру и вываливал городу (Лондону) и миру ошеломительные результаты: вот мол, это очередная чума XXI века, немедленно наступит мор и глад, погибнут миллионы, десятки миллионов людей! Эти предсказания Фергюсона и его подельников тут же "принимались за правду" британским правительством, а затем и всеми другими, несмотря на предыдущие всем известные оглушительные провалы его предсказаний, и начиналась азартная суматоха с приготовлением к "пандемии" -- прививки, планируемые ограничения свободы и т.п. После последнего, ковидного "успеха" учоной деятельности Фергюсона, британская элита, очевидно, решила, что, мол, хватит, это уже становится неприличным, и уволила его под надуманным предлогом: он, якобы, уестествлял свою любовницу без маски. Но подлая тварь наверняка продолжает исподтишка предсказывать сногсшибательные катастрофы...

То же с навязчивыми американскими идеями совершенствования человеческой природы, например, с помощью вакцин. Представления вакцинаторов о механизмах работы иммунной системы совершенно детсадовские; ну, хорошо, мы не можем их этим укорять: система умопомрачительно сложна, и пока удалось узнать не так уж много. Но, во всяком случае, они это должны понимать: что система умопомрачительно сложна, и их примитивные умозрительные модели вполне могут оказаться очень далёкими от реальности.

И так обстоит дело не только в науке, но даже и в несоизмеримо более простых системах, например, в электронике или программизме. Даже люди, которые занимаются всего лишь ремонтом электроники или отладкой программ, чем и я сам занимаюсь в последние пару десятилетий, могут понять это на собственном опыте. Когда ищешь неисправность или ошибку в программе, начинаешь с того, что вырабатываешь некоторую гипотезу, и это сопровождается чувством озарения, мол, эврика! Делаешь соответствующее исправление, но проблема остается. Выдвигаешь другую гипотезу -- опять не то, третью и т.д. В результате даже на примере таких относительно простых электронных или компьютерных систем начинаешь понимать: если у тебя в голове сложилось "очевидное" и "верное" объяснение проблемы, это еще ничего не гарантирует, потому что система неумолимо подчиняется своим физическим законам, совершенно не согласуясь с твоими представлениями о них.

Вот так я охарактеризую всю эту околонаучную шушеру -- учоные-упрощенцы. Упрощение само по себе -- не грех, это способ сделать задачу решаемой, но настоящий учёный всегда понимает, что, упрощая, мы может легко вместе с водой выплеснуть и ребенка, поэтому относиться к упрощениям надо сдержанно и скромно, подобно Сократу, сказавшему: «Я знаю, что ничего не знаю». Есть и расширенный вариант этого утверждения, приписываемого Сократу: «Я знаю только то, что ничего не знаю, но другие не знают и этого»; предложение, добавленное здесь -- «но другие не знают и этого» -- как раз и относится к учоным-упрощенцам.