Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Почему я сталинист?

Collapse )

Засим приглашаю вас в мой дневник, и да не будет душа сталиниста для вас потёмками: мои рубрики (tags).

ДОПОЛНЕНИЕ: Ниже следует одна из лучших коротких публикаций о Сталине.

Оригинал взят у albert_lex в Споры о Сталине
Collapse )


Сергей Рыченков, Публикуем товарища Сталина. Заметки на полях издания «Сталин. Труды». Заметка 24.

https://ljsear.ch/ Поиск по архивам Живого журнала 2000–2017 годов

Нелинейная динамика соцкапа (социального капитала)

Тут я недавно разразился несколькими замечательными материалами, ну и, конечно, не смог не донести их человечеству, воспользовавшись промо. Вот пара из них:
Дата Название Просмотров Посетителей Пользователей ЖЖ Прирост соцкапа Заплачено за промо
19/02 О разнице в половой психологии 3539 1212 330 44 $20
20/02 Русский язык: Мы его теряем? 5711 716 231 5 $10

И вот я думаю: читателей второй статьи было на 40% меньше, а прирост соцкапа -- в 9 раз меньше. Почему так? Первая статья, конечно, на порядки ценнее, но вряд ли это оценивает тупая ЖЖ-шная машинка. Может быть, дело в том, что редакция очень чувствительна к размеру уплаченной мзды? Растолкуйте мне, бестолковому.

Русский язык: Мы его теряем?

Отовсюду мы слышим стоны: русский язык чудовищно уродуется. Не только засоряется он огромным количеством безграмотных калек с английского, заимствованных американских идиотских идиом вроде "дорожная карта" (road map) вместо "план", "программа" и американских аббревиатур вроде "эйчар" (HR -- Human Resources) вместо "отдел кадров", "пиар" (PR -- Public Relations) вместо "пропаганда", "восхваление", "очернение", но и сам синтаксис его подвергается попыткам уподобить его гораздо более простому английскому синтаксису, например, использование существительных в качестве определений -- "бизнес план", в то время, как русский язык требует прилагательного или причастия в качестве определения, использование наречий вроде "онлайн" и т.д. и т.п. Даже французский -- язык гораздо более близкий к английскому, чем русский, никогда не копирует английское использование существительных в качестве определений, всегда прибегая вместо этого к использованию определяющего существительного в аналоге русского родительного падежа, что и русские легко могли бы применять:

business plan (англ.) = plan of business (англ.) -> plan d'affaires (фр.), план предпринимательской деятельности (рус.).

Почему это происходит? Потому что дикий русский народ, завороженный безделушками Запада, ленив и нелюбопытен. Сохранение языка может происходить лишь в результате преемственности, наследования. Попросту говоря, для сохранения языка надо читать литературу, написанную нашими предками, например, русскую классическую литературу. Постсоветские митрофанушки хорошие книги на русском языке не читают, поэтому их словарный запас удручающе убог; по большому счёту, они русского языка и не знают, иваны, не помнящие родства. За неимением русских слов в своих скудных словарных запасах, они ухватывают словечки из западной информационной лавины, затопившей матушку Расею после крушения Берлинской стены.

Ирония судьбы теории Эволюции: Сколько жизней отравлено мифом о любви?

Эволюция разработала, стоя, разумеется, на плечах гигантов, детальную и разветвлённую классификацию человеческих типов и видов человеческого общения. Подавляющее большинство этих типов и видов негативны, и есть только совсем немного таких, каким можно позавидовать; я уловил только один положительный термин -- "рыбак". Кстати, очень трогательно, что Эволюция не копирует тупо английские термины, как это делает подавляющее большинство русскоязычных авторов, а вводит свои, русские, родные: "Училка", "Стесняша", Глупыша"...

Чтобы попрактиковаться в теории Эволюции, надо по коротким рассказам выявить присутствующие там типы и выработать соответствующую стратегию поведения. Это требует весьма нетривиальных умственных способностей, которые отсутствуют у подавляющего большинства её адептов, удостоенных статуса френдов и потому имеющих позволение высказываться в её дневнике. Вот в этом-то и ирония судьбы: теория есть, но у тех, кому она призвана помочь, нет мозгов, чтобы её применить, а те, у кого мозги есть, способны решать свои проблемы самостоятельно. В ЖЖ можно встретить немало оценок такого сорта: "Чушь это всё, я прочитал два абзаца и нечего не понял." Ну так потому и не понял, что мозгов не хватает!

Зачем же тогда ученики Эволюции роятся вокруг неё, снося периодические подзатыльники? У них проблемы, и они надеются на чудо, на магическую формулу, которую даст им Эволюция. У меня для них две новости -- хорошая: можно прожить и без понимания теории Эволюции, -- и плохая: ваши проблемы в большинстве своём неразрешимы, будь вы хоть рыбаком, хоть рыбкой.

Представим себе, что некий мужчина жалуется: "Я всё делаю, чтобы порадовать свою жену, угадываю каждое её желание, каждый день приношу цветы и кофе в постель, а она всё равно смотрит на меня волком. Что я делаю неправильно?"

Делаешь ты всё правильно, а вот думаешь неправильно: ты думаешь, что если ты будешь полезен своей жене, она будет тебя любить. Это, к сожалению, глубокое заблуждение: любовь иррациональна, она не является результатом рациональной оценки твоей полезности. "Любовь зла, полюбишь и козла", -- говорит народная мудрость, но и обратное верно: "Любовь зла, не полюбишь и принца", то есть невозможно заставить женщину полюбить мужчину, демонстрирующего свои достоинства, если эти достоинства -- не то, что нужно женскому подсознанию.

Почему любовь иррациональна? Потому что она базируется на примитивных схемах -- инстинктах, настроенных на эволюцию (нет, не на Эволюцию, а на эволюцию), а не на приятное сожительство. Эти инстинкты унаследованы нами от наших животных предков, и они входят в полнейший диссонанс с нашей культурой.

Попросту говоря, женщине нужен альфа-самец: красивый, сильный, высокий, мускулистый, волосатый -- этого требует инстинкт. Женский инстинкт совершенно не разбирается в тонкостях интеллектуальных способностей мужчины: он только даёт грубую оценку по внешнему виду (и, возможно, по запаху). Таким образом, женщина сталкивается с проблемой: альфа-самцов очень мало -- много меньше, чем женщин, которые их желают. Что женщине остаётся? Смириться с принятием мужчины посредственного. А как с этим смириться?

И вот тут наша культура подбросила "спасательный" круг: она выработала миф о любви, то есть о возможности возникновения некоторой почти сверхъестественной связи между неведомо как выбранными мужчиной и женщиной. Этот миф прекрасно работает для молодых пар, когда играет гормон и первые оргазмы окрашивают весь мир в яркие, теплые и приятные тона. Но довольно скоро женщина начинает чувствовать, что её муж/партнер -- человек, может быть, и хороший, но далеко не то, что хотелось -- совсем не альфа-самец. По иронии судьбы, если бы ей повезло и она спарилась бы с предметом своей мечты -- с каким-нибудь альфа-самцом, она с большой вероятностью была бы глубоко разочарована его эгоизмом, самовлюблённостью, черствостью, бездушием, а большинство альфа-самцов именно таковы по объективным причинам, которые вы легко додумаете сами.

Но миф о любви не работает, и женщина разочарована: она ненавидит своего мужа, даже если он изо всех сил старается ей угождать: она ненавидит его потому, что он так далёк от её животного идеала.

Таким образом, надо удивляться не большому количеству разводов, а, наоборот, тому, что есть еще благополучно сосуществующие пары. Это семейное благополучие не было задумано природой, и потому у нас нет оснований его ожидать. В самом деле, у приматов самец доминирует над самками, пользуется ими по своему произволу и совершенно не озабочен тем, каково им живётся. Природные инстинкты настраивают нас на заведение потомства в результате небрежности в применении противозачаточных средств, если таковые вообще используются, и кое-какое выращивание потомства, достигающего половой зрелости. Это всё, что требует эволюция, а всё остальное, как говорится, от лукавого.

Расчитывать, что наша природа способствует установлению благополучных семейных связей, -- это всё равно, что пытаться написать Рождение Венеры, когда в руках есть только банка солидола и масляный шприц. Ну не настроена природа на это, как ни старайся!

Однако, люди, вам уже дана совершенно невозможная, невероятная, потрясающе совершенная, фантастическая жизнь, а вы, суки, всё равно недовольны...

«Меня зовут Катя. Я алкоголик»

Вот одна из иллюстраций того, что “Проститутка Кэт —- сильная и интересная личность.



А вы алкоголик?

Да, я алкоголик
1(100.0%)
Нет, я не алкоголик, хотя иногда выпиваю
0(0.0%)
Нет, я не алкоголик; пью только по большим праздникам чисто символически слабоалкогольные напитки
0(0.0%)
Нет, я вообще не пью
0(0.0%)
Другое
0(0.0%)

Сквозь строй



В заметке выше приводятся свидельства очевидцев из высших слоёв российского общества XIX века, например, графа Толстого, о широко распространённом методе наказания солдат шпицрутенами, то есть розгами, когда наказуемых пропускали несколько раз сквозь строй из, к примеру, тысячи солдат, каждый из которых бил по спине, причём пропускали несколько раз. Кожа и мышечные ткани отлетали, обнажая белые ребра и лопатки. Если солдат терял сознание и был близок к смерти, его отправляли в лазарет, чтобы потом продолжить наказание. Солдаты молили о смерти, но приходили они к ней лишь в результате чудовищных мучений.

После этого истории об утопленных кровавыми большевиками баржах с царскими офицерами или расстрелянной семье Николая II выглядят не так уж душераздирающе, не правда ли? Наоборот, как жаль, что из царских семей была расстреляна только одна.

Я сначала не хотел приводить в своём дневнике этот материал -- пропагандистов и без меня хватает, но потом мне пришло в голову некоторое соображение, которое мне кажется интересным.

Итак, в Российской Империи, которую мы потеряли, солдат массово убивали, но с какой целью и почему именно таким способом? Я просто хочу, как говорят американе, надеть сапоги тогдашней российской элиты и найти хоть сколько-нибудь разумное обоснование этого изуверства.

Ну, хорошо, суровые российские законы требовали карать более или менее мелких нарушителей, чтобы они не теряли почтения к власти. Ну, расстреляйте солдата, ну, повесьте его, почему же надо подвергать его смерти столь мучительной и медленно приходящей? Это попахивает садизмом, наслаждением от мучений ближнего, которые нарочно продлеваются на как можно более длительный срок...

Однако думать так плохо о российской аристократии было бы чрезмерным усугублением её вины. Эта аристократия была не была такой уж садистской, как не были такими уж садистами "цивилизованные" англичане, охотно перенявшие у своих американских противников дикарский обычай коллекционирования скальпов. И в том, и в другом случае -- и в царской России, и в демократических британских колониях, а затем в их объединении, получившем название "Соединенные Государства Америки", элита просто не считала нижние социальные слои "ближними", то есть принадлежащими к одному с ними биологическому виду; русские дворяне и английские авантюристы просто вообще не считали людьми русских мужиков и индейцев, соответственно. Поэтому русский офицер, замучивший казнью шпицрутенами солдата, придя домой в прекрасном расположении духа на ужин, мог оказаться нежнейшим мужем и отцом.

Это называется расизмом, и это, к сожалению, неизлечимо; лекарство здесь применимо только одного сорта: пуля в затылок или, например, утопление в барже, что и было справедливо осуществлено большевиками и сталинскими палачами. Перефразируя Маугли и Киплинга, можно сказать: мы с вами действительно не одной крови, и вместе нам не сойтись.

Может ли христианин быть политиком? Никак

Вчера я опубликовал замечательную работу (ну как замечательную, всё относительно...) О пытках и слезинке замученного ребёнка, в которой охватил сразу несколько сложных связанных тем: что общего в социальном смысле между пыткой и мучениями больного, может ли пытка быть морально оправдана, должен ли человек, верующий в Бога, идентифицировать зло и бороться с ним; не обошлось и без теодиции и, в заключение, я предложил идею фантастического блокбастера! (Последнее, конечно, в качестве мысленного эксперимента; впрочем, если вы хотите стать мультимиллионером, берите, пользуйтесь, не забудьте только меня упомянуть мелким шрифтом в заключительных титрах.) Возможно, лучше было бы разбить этот текст на несколько отдельных фрагментов, учитывая, что современные люди непривычны к большим текстам, которые они опасливо называют "лонгридами", однако накатило что-то, и, как писал поэт, "пальцы просятся к перу, перо к бумаге, минута — и стихи свободно потекут." В общем вытекло немало, можно теперь расхлёбывать.

Я здесь разовью одну затронутую там тему, которая вынесена в заголовок этой заметки. Что такое политика? Это борьба за власть, и при этом давно ушли в прошлое времена, когда отдельная харизматическая личность вроде Наполеона может ни с того, ни с сего узурпировать власть. Сейчас политику, борющемуся за власть, надо сколотить банду, называемую "политической партией". Политик ничего не добьётся в одиночку, он может действовать только с позиции силы, и для этого ему нужна банда; как говорят наши небратья, "Разом нас багато – нас не подолати!" Целью политика является навязывание своей воли другим людям.

Но это как раз вопиюще нехристианская деятельность! Даже Бог не навязывает людям Свою волю, а политик именно к этому стремится. "Но, если я, хороший человек, не навяжу свою волю людям, им её навяжет кто-нибудь другой, скорее всего, плохой!" -- возразит мне политик. Ну так всякий, навязывающий свою волю людям -- грешник, и гореть ему в аду, а мы -- терпилы -- будем вознаграждены на том свете.

Вдохновитель моего вчерашнего текста -- диакон Андрей Кураев, который то и дело политиканствует, выдавая, тем самым, что он не является христианином. При этом он -- злостный антисоветчик, а антисоветчик, как я многажды указывал, -- это или мерзавец, или дурак. Диакон Андрей явно не дурак...

Кстати, из вышесказанного следует, что христианин не может быть антисоветчиком, поскольку антисоветчина -- эта форма политиканства. При этом на примере Кураева мы видим странную проекцию: он, вроде бы, выступает против нынешнего режима (а, казалось бы, чем он недоволен -- это близкий его сердцу капитализм), но ненавидит он его сквозь призму своего антисоветизма, то есть он как бы натягивает шкуру советизма на нынешний режим, чтобы его ненавидеть: заметка его, послужившая мне вчера затравкой, называется "С чего начинается родина", и в ней он, вроде бы, побуждает ненависть к нынешнему режиму, но использует при этом ассоциацию с идеологически важной советской песней.

О пытках и слезинке замученного ребёнка

Диакон Андрей Кураев незаметно, по-военному подпустил провокационную запись под, как обычно, подлым заголовком С чего начинается родина. Родина, по мнению Кураева, начинается с жестоких пыток сотрудниками ФСБ невинных людей. По крайней мере, сама запись содержит только две выдержки из рассказов двух людей о том, как их пытали ФСБ-шные сатрапы, без всяких комментариев со стороны Кураева.

К чему бы это такая публикация? Я задаю автору вопрос:
Батюшка, вы христианин? Всякая власть -- от Бога -- вы с этим согласны?

Или вы призываете к бунту против власти? Что нам делать, чтобы наследовать жизнь вечную? Бороться с режимом или подставлять щеки душегубам из ФСБ?
Ответом он меня не удостоил, да и приличного ответа у него, я думаю, нет. Однако чистосердечные, без фиги в кармане комментарии и вопросы сподвигли меня на следующие посильные соображения.

1. Прежде всего, скажу сразу, что пытки невинных людей я считаю одним из самых гнусных и тяжелых преступлений, и виновных в таких пытках, я полагаю, надо уничтожать на месте, по-сталински, как бешеных собак. (Они обычно и есть бешеные, поскольку в такие дела обычно пробиваются явные или скрытые садисты, для которых мучить людей -- первейшая потребность.)

Значит ли это, что пытки никогда не могут быть морально оправданы? В этом я не уверен. Помнится, на заре перестройки дорвавшиеся до власти либералы всё носились с идеей о недопустимости "слезинки ребёнка", причем Достоевского читали немногие из них, поэтому они не знали, что он писал о "слезинке замученного ребёнка". В общем, даже "слезинка ребёнка" недопустима, причитали они.

Однако, в рамках развернутой американцами "борьбы с террором", самая либеральная демократия в мире -- США -- официально узаконила пытки, и в новостях сообщали официальные данные, сколько раз пытали водой тех или иных людей, подозреваемых в терроризме (одного из них -- 183 раза). И я не слышал никаких воплей российских либералов по поводу столь вопиющих нарушений прав человека, причем человека невиновного, а ведь человек невиновен, пока его вина не доказана в суде -- я правильно понимаю? Интересно, что, в то время, как приведённая в предыдущем предложении американская статья в Википедии в деталях описывает пытки, которые официально применяли американцы, в соответствующей русской статье про эти американские пытки написана лишь пара слов: российского американолюбивого либерала лишь могила исправит.

Я предлагаю рассмотреть мучения, в которые погрузили советский народ гайдарочубайсы. В России сейчас миллионы больных детей, для которых сострадательные люди клянчат какие-то гроши, в то время как любимцы гайдарочубайсов и они сами покупают себе прогулочные океанские корабли, называемые почему-то "яхтами". Раковые больные умирают в страшных мучениях, которые не придумает никакой сатрап ФСБ, потому что эти больные и их родственники не могут достать копеечные обезболивающие, используемые эффективными больничными менеджерами для личного обогащения в рамках наркоторговли. Я читал про одного российского генерала, который застрелился, чтобы избежать этих мучений. Так умер в России мой тесть и еще более страшно умер свёкор моей второй жены. Он кричал своему сыну (первому мужу моей второй жены): "Ты не представляешь, какая это боль!" Вскоре после его смерти и под её впечатлением, этот сын -- сорокалетний военный лётчик и хоккеист -- тронулся умом и повесился.

Мне самому посчастливилось поселиться более 25 лет назад в гуманной цивилизованной стране -- Канаде, и у меня самого есть личный опыт рака, который у меня диагностировали чуть менее, чем 2 года назад. (Временны́е данные я привожу для того, чтобы вы не подумали, что я уехал из России по медицинским соображениям. Этот мой недавний рак -- первая в моей жизни серьёзная болезнь; в общем, грех жаловаться, пожил я немало вполне благополучно.) В ноябре 2018 года мне сделали серьёзную полостную операцию по удалению опухоли. Когда я очнулся, я увидел венозный катетер на руке с трубочкой, ведущей к пластиковому мешку для внутривенного вливания. Как мне объяснили, там был морфин; при боли мне нужно было лишь нажать кнопку, и автоматический дозатор ввёл бы морфин в кровь. Боли у меня не было, кнопку я не нажимал, тем более, что опасался обрести зависимость. Когда катетер отсоединили, я, довольный собой, спросил: "Поскольку я ни разу не использовал раствор, будет ли он пригоден для использования кем-либо еще?" -- "Нет," -- ответили мне, -- "Он будет уничтожен, поскольку он был открыт, и его стерильность была нарушена". Я не знаю, сколько я еще проживу, но, по крайней мере, я могу надеяться, что в случае сильной боли я всегда получу свою дозу морфина.

Итак, миллионы советских людей, включая множество детей, подвергнуты страшным мучениям гайдарочубайсами. И почему-то либералы никак не озабочены морями слез замученных ими детей. Хотелось бы гайдарочубайсов наказать в достаточной мере, соответствующей чудовищности их преступлений, в том числе и для этого, чтобы предупредить такого рода государственные преступления в будущем. Думается, гуманная смерть от пули в затылок была бы совершенно неадекватной их преступлениям. Публичная смерть, скажем, на колу более соответствовала бы тяжести содеянного.

Но пытки могут иметь и оправданный практический смысл. Как вернуть награбленное гайдарочубасами и их выкормышами, которое они перевели на заграничные счета и т.п. -- то, награбленное, что может спасти миллионы российских детей? Думается, только пытками, причем здесь уместно будет пытать не только их самих, но и членов их семей, включая невинных детей: пытки этих невинных предупредят умышленные или природные мучения миллионов невинных, ставших или могущих стать жертвами преступлений гайдарочубайсов или, скажем, агрессоров, чью агрессию можно предупредить или победить с помощью пыток. Могут ли от пыток, разрешённых из лучших побуждений, пострадать невинные? Разумеется, могут, но это всё -- игра случайности, и статистические закономерности могут обеспечить количество спасённых, многократно превышающее количество невинно пострадавших.

Если бы у меня была власть, запретил ли бы я пытки? Да, запретил бы, но только потому, что я -- человек малодушный, и я боялся бы сам быть подвергнутым пыткам. Однако благородно ли это -- запретить важный инструмент борьбы за справедливость и благополучие всего человечества ради того, чтобы спасти лично себя?

2. А теперь перейдём к христианскому представлению об этом предмете. В беседе у Кураева я написал:
Фразу "Всякая власть от Бога" не следует понимать, что власть может быть хорошей, а если она плохая, то у Бога есть на то Свои соображения. Её следует понимать так: христианин вообще не ставит вопрос о качестве власти -- это и вне пределов его компетенции, и вне пределов его интереса, каковой, как вам известно, состоит не в усовершенствовании сего света, а в заботе о собственной душе.

Поэтому батюшкино политиканство ну совершенно не христианское.
Некая дама по имени Ольга мне возразила, процитировав меня:
... а в заботе о собственной душе. Согласие с тем, что людей пытают в застенках - это забота о собственной душе?
Я напишу здесь свой ответ Ольге.

Во-первых, людей пытают без нашего ведома, так что в нашем согласии никто не нуждается. Однако, принимаю ли я за должное описанные у Кураева пытки? Нет, ни в коем случае! Пожалуй, было бы справедливо заставить этих палачей пытать друг друга. Но это позиция совершенно нехристианская.

Представьте себе, что где-то на Суматре нашли дикаря, который не имеет никакого понятия о современной медицине. И вот он случайно оказался в больнице и увидел, что в операционной хирург делает разрез в теле пациента. Возмущенный этим "изуверством" дикарь врывается в операционную, вырывает у хирурга "орудие мучительства" -- скальпель и вырубает его самого ударом дубины. "Упс", -- сказали бы в этом месте американские зрители, -- "Ошибочка вышла".

Вы можете возразить: хирург вмешивается в организм пациента из лучших побуждений, а ФСБ-шные сатрапы мучают людей за деньги или для собственного удовольствия. Однако всё на свете, в том числе и зло, творится в мире по попущению Божьему, и, следовательно, Он видит в этом зле какой-то смысл, в том числе и в слезинках замученных детей. Какой смысл? Мы можем только гадать -- пути Господни неисповедимы. Достоевский, очевидно, не догадался.

Однако я приведу по этому поводу другой пример, который, удивительным образом, никто еще не осмелился воплотить в виде текста или фильма, насколько я знаю. Представьте себе некую группу хорошо вооруженного спецназа, попавшего в результате путешествия во времени в Иерусалим в Страстную Седьмицу (кажется, такие персонажи называются "попаданцами"). И вот они совершают дерзкий налёт на римскую охрану и вырывают Иисуса из лап мучителей, предотвращая самое чудовищное преступление в истории мира -- пытки и казнь Сына Божьего. Как вам такой сюжет?

Можно, наверное, догадаться, что это было бы очень глупо: попаданцы вмешиваются в промысел Божий в попытках его "улучшить". Так вот, христианин не ставит перед собой цель улучшить промысел Божий.

ДОПОЛНЕНИЕ