Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

Почему я сталинист?

Collapse )

Засим приглашаю вас в мой дневник, и да не будет душа сталиниста для вас потёмками: мои рубрики (tags).

ДОПОЛНЕНИЕ: Ниже следует одна из лучших коротких публикаций о Сталине.

Оригинал взят у albert_lex в Споры о Сталине
Collapse )


Сергей Рыченков, Публикуем товарища Сталина. Заметки на полях издания «Сталин. Труды». Заметка 24.

https://ljsear.ch/ Поиск по архивам Живого журнала 2000–2017 годов

Дворец Путина (ли?) -- это кажется важной проблемой?

Некоторые жыжысты пришли в маниакально-восторженное состояние, просмотрев фильм Навального о дворце Путина (ли?).

Дворец ли это и Путина ли?

А неужели это так важно? Если ответы положительные, то Путин нехорош, а если отрицательные, то он хорош, что ли?

Меня, например, этот вопрос совершенно не волнует. Путин -- глава преступного режима, оккупировавшего нашу Родину. Заметим: не один Путин оккупировал: оккупантов -- миллионы, никакого Гулага не хватит. Меня волнует вопрос: когда этот режим будет свергнут, и когда ВСЕ ВИНОВНЫЕ в тягчайших преступлениях против советского народа будут приговорены к высшей мере социальной защиты? (В том числе и спонсоры Навального, разумеется.)

А с дворцами ли они или без... Еще поспорьте, какого цвета у них трусы...

Что касается коррупции, либеральное капиталистическое общество не может не быть коррумпированным; дело здесь не в Путине и не в Навальном, дело в капитализме и отсутствии Отца у бездарного и аморального народа (это я про русских, если кто не понял).

Рекомендую это видео -- я вполне согласен с этой дамой:



Блеск и нищета американской демократии

--Эх, испортилась демократия в Америке, -- тоскуют либералы-старожилы. -- Вот раньше какая демократия там была! Любо-дорого посмотреть!

Между тем, американская демократия никак не изменилась. Изменились условия её приложения, и она беззастенчиво продемонстрировала то, над чём там сладострастно потешались либералы в России: вброшенные бюллетени, приписки до 146% голосующих, мёртвые души, недопущение наблюдателей на избирательные участки и т.п. Откуда я знаю? Да действующий же президент Соединённых Штатов сказал, а президент США врать не будет!

Отчего же такая загогулина? Оттого, что демократия в США, как и в любой другой стране мира в любую эпоху человеческой истории, прекрасна только тогда, когда она никак не мешает правящей элите, когда выбор масс не имеет никакого значения. В противном случае она немедленно отправляется к параше, как это было с возникновением тираний в Древней Греции и Древнем Риме, нацистской Германии и сегодняшних США.

Аналогично и со свободой слова. Когда общество однородно, никого не пугают несколько кощунствующих отщепенцев, например, коммунисты в США в конце XX века -- пусть себе клевещут, никому до них дела нет. Когда же общество становится сильно расслоенным с большим количеством неопределившихся, тут-то элита понимает, что болтун -- находка для (российского) шпиона, поэтому язычок приходится контролировать, даже если он принадлежит президенту США.

Сферическая либеральная свобода в вакууме

Советские диссиденты-либералы были сущие дети по уровню развития, гм, своего здравого смысла. Они думали, что либеральное государство можно установить путем принятия хороших законов, в частности, основного закона -- конституции. Да и придумывать ничего уже не надо было -- зачем изобретать велосипед?! Всё уже давно придумали в заокеанском Граде На Холме -- в благословенных Соединённых Штатах Америки -- либеральные свободы, разделение властей, конституцию -- вот это вот всё.

Ну, и мыслители прежних эпох тоже как-то радовали: вот мол, гражданском общество существует на общественном договоре: мол, граждане договорились с элитой, и все добровольно со всеми согласились и возлегли рядом, аки лев и агнец в известной искажённой цитате из Исайи.

А как трогательно звучало это сакраментальное, приписываемое Вольтеру: "Я не согласен с тем, что вы говорите, но я буду защищать, рискуя погибнуть, ваше право это говорить."

Сказал ли это Вольтер или нет, не важно; даже если бы он это сказал, возникает очень интересный вопрос: как много их -- таких клинических либералов? Можем ли мы надеяться, что их достаточно много, чтобы мы реально перестали беспокоиться о своей безопасности по поводу того, что мы говорим? Есть ли у нас основания думать, что их много? Далее станет ясно, что таких оснований у нас нет.

А если элита вдруг решит нарушить наш прекрасный Основной Закон? Ну так у нас же есть разделение властей: на неё можно подать в суд, самый справедливый суд в мире!

Разделение властей -- ну не прелесть ли?! Но есть ли что-то, что будет всегда мешать этим ветвям власти вступить в преступный сговор между собой, сформулировав общий выгодный для всех них интерес и нарушая затем закон напропалую совместно, в качестве группы соучастников? Нет, у нас таких оснований нету. Очень может быть, что судебная власть окажется заодно с исполнительной и законодательной в их общем стремлении к ничем не ограниченной диктатуре.

Что касается общественного договора -- мол, все решили жить честно либерально, -- то любой договор и любой закон будет массово нарушаться, если не существует механизма существенного наказания за его нарушение; к примеру, в России нет -- вот его массово и нарушают.

По здравом размышлении, все эти умилительные либеральные конструкции оказываются чисто умозрительными, надежное существование которых оказывается ничем не обеспеченным даже теоретически.

Но мы же наблюдаем более или менее либеральные государства с более или менее соблюдаемыми либеральными законами. Разве они не были достаточным основанием для советских диссидентов-либералов верить в их либеральную мечту?

Нам следует, однако, попытаться понять, на чём же держится либерализм в этих благополучных государствах. И если мы посмотрим внимательно, мы увидим, что существует вполне конкретные внелиберальные механизмы для поддержания видимости того, что либерализм стоит без всяких внешних подпорок. Эти механизмы состоят в том, что свобода любого человека, если она есть, обеспечена некоей нелиберальной силой с нелиберальными интересами, а отнюдь не вольтероподобной жертвенностью. Эта сила защищает свободу этого человека на ради этого человека, а ради того, чтобы противостоять другой нелиберальной силе с её несовпадающими нелиберальными интересами.

Что же это за силы? Обычно это различные буржуазно-монополистические группировки, борющиеся за доминирование, за абсолютную ничем не ограниченную власть. Например, сейчас мы наблюдаем борьбу в США между транснациональным финансовым капиталом, сделавшим ставку на Байдена, и национальным американским промышленным капиталом, сделавшим ставку на Трампа. Вроде бы, свободные демократические выборы, конкуренция двух личностей -- Байдена и Трампа, а борются, на самом деле, закулисные Гог и Магог, для которых двуногих тварей миллионы, в том числе такие твари, как Байден и Трамп, -- орудие одно.

Почему суды в США не такие коррумпированные? Потому что в США есть сравнимые по силе группировки, способные коррумпированность суда в пользу одной из них превратить в существенный фактор атаки на противника. А в России властная группировка одна, вот она и разделяет власть между собой и собой, поэтому коррумпированность является просто становым хребтом этой власти при всех её самых распрекрасных либеральных мантрах.

О вселенской боли недалёких российских либералов

А. Галич, "Левый марш":
Помнишь: вспоротая перина,
В зимней комнате летний снег?
Молча шёл, не держась за перила,
Обесчещенный человек.
(К сожалению, не смог найти звуковую запись исполнения этой песни в интернете; буду благодарен за ссылку.)

Ю. Рогоза, "Белый вальс":
Вы, теоретики ратного дела,
Пусть это вам не однажды приснится:
Девочка белое платье надела
И перед зеркалом стала кружиться.
Слышите: в медь полкового оркестра
Хриплым, надрывным бемолем ворвался
Крик недождавшейся русской невесты,
Страшная музыка белого вальса?
Либералы горюют о человеческом горе, при этом они воспринимают это горе как какой-то произвол, как нечто, что можно было, при желании, легко избежать, но злодеи по своей прихоти взяли и устроили это горе. Впрочем, горе, о котором поют либералы, действительно устроили злодеи, но совсем не те, про кого либералы думают.

Как видно, их очень тронули отдельные эпизоды того, что называется словом "война", а война может начаться помимо нашей воли, и прекратить её может стоить титанических усилий. То есть это горе возникло не потому, что какие-то нехорошие соотечественники ("кровавая гебня" или "теоретики ратного дела") решили покуражиться, а потому, что наша страна была объектом агрессии чудовищных сил мирового зла, и быть добреньким либеральчиком было совершенно невозможно.

Что губит Белоруссию? То же, что сгубило СССР: ЛОЖЬ

Александр Рыгорыч Лукашенко -- недалёкий лицемерный мужик с дурным вкусом. Однако он советский человек, и он сумел сохранить Белоруссию в значительной степени советской. Есть ли другие люди, способные сохранить советскую Белоруссию? Их не видно. Потеря власти президентом Лукашенко будет означать разгром страны по сценарию, хорошо нам известному на примере России и, особенно, Украины.

Лукашенко это хорошо понимает, поэтому он не мог рисковать страной, понадеявшись на разумное волеизъявление народа; по этой причине он и организовал репрессии против либеральных оппонентов и чудовищные приписки на выборах. В результате он предоставил роскошную возможность для своих врагов и недоброжелателей выставить себя монстром.

В чём причина того, что Лукашенко загнал себя в эту западню? Разгадка проста: он хотел сохранить страну и в то же время играть в демократию. А если играть в демократию честно, результаты могут оказаться совершенно идиотскими, вроде того, что случилось на Украине: президентом там избрали клоуна. Да и не только на Украине: лет двадцать назад губернатором Калифорнии избрали клоуна Шварценеггера.

В чём, таким образом, ошибка Лукашенко? В игре в демократию, где ему пришлось чудовищно лгать, в результате чего он скомпрометировал себя донельзя.

А как надо было? А надо было честно объяснить, что демократический выбор Белоруссии будет для неё фатальным в силу крайнего невежества и узколобости электората -- см. новейшую историю новоявленных либерально-буржуазных государств России и Украины. Поэтому выборы надо было отменить на неопределённый срок.

В принципе, это был бы государственный переворот. Но Лукашенко и так нарушил множество законов, фальсифицируя выборы. Лучше было бы, если бы он объяснил вышеизложенное публике и стал бы диктатором честно, без обмана и лицемерия, имея для этого веские причины. Никто бы и не пикнул.

Либерализм основан на попрании свободы

Заголовок звучит парадоксально, не правда ли? Слово "либерализм" образовано от латинского слова libertas, что значит "свободa" (отсюда слова -- французское liberté, испанское libertad, английское liberty -- означающие "свобода").

Однако, парадоксальным же образом, настоящая свобода была декларирована христианством, которое либерализм отверг. Ибо кто может быть абсолютным ограничителем свободы? Только тот, кто обладает наивысшей властью и наивысшими возможностями, а в христианстве это -- всезнающий и всемогущий Бог. От Него не укроется ни один поступок, и Он способен как пресечь любой поступок, так и наказать за него сколь угодно тяжко. И что же говорит христианский Бог: "На этом свете вы свободны делать всё, что вам заблагорассудится. Я не буду ни мешать вам, ни наказывать вас. На этом свете вы абсолютно свободны."

Христианская теология не может обойтись без понятия свободы воли, иначе как объяснить, что всемилостивый и всемогущий Бог попускает злу и несправедливости, доминирующим в этом мире? С точки зрения христианства, и стражи порядка, и разбойники с большой дороги в равной мере реализуют свою свободу воли, действуя без всяких ограничений и принуждения со стороны Высшей Силы.

К чему же, однако, стремится христианство? К тому, чтобы люди перестали творить зло ДОБРОВОЛЬНО, а не из страха наказания или осуждения на этом свете кем бы то ни было.Чтобы ЛЮДИ САМИ ОТКАЗАЛИСЬ ОТ СВОБОДЫ ТВОРИТЬ ЗЛО. И в этом коммунизм тесно смыкается с христианством.

А что же в либерализме, декларирующем свободу? Может ли либерализм обходиться без полиции, судов и тюрем -- без насилия, самым суровым и часто жестоким образом пресекающим свободу? Никак. Представьте себе либеральное общество, в котором устранили официальное насилие -- оно тут же превратится в людоедское. А разгадка проста: если христианство ратует за самоограничение свободы из высших побуждений, у либерализма нет ничего подобного: он возможен только в условиях официального насилия и ограничения свободы.

Кстати, именно это расцветает сейчас пышным цветом на Западе: запреты на неполиткорректные разговоры и даже неполиткорректные мысли, и т.п.

Антисоветчики могут мне возразить: "А в антилиберальном Советском Союзе тоже были жесточайшие официальные ограничения на поступки и мысли! В Советском Союзе царило страшное насилие!" Это верно, но никто и не говорит, что в Советском Союзе был коммунизм, однако общество было направлено в сторону его построения. А куда направлено либеральное общество? Вовеки веков жить в более или менее просторных клетках?

Поскреби либерала, найдешь фашиста

Вот здесь либерало-фашист Илларионов, цитируя либерало-фашиста Солонина, доказывает, что рабство -- это нормальное экономически оправданное явление в нормальных странах, в том числе в "лучшей из всех стран -- США".

А заодно он постулирует связь нынешнего обезьяннего псевдо-антирабовладельческого шабаша с красной идеей, чтобы еще раз замарать последнюю пахучей либеральной струёй: "... глобальному наступлению идеологии черно-красного прогрессивизма". А ведь этот выродок учил историю КПСС. Он идиот? Не похоже. Просто подонок.